Вокруг планеты Зимбабве. Март-апрель 2007

Лучшие отчеты Ёжиков.
Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Вокруг планеты Зимбабве. Март-апрель 2007

Сообщение Dmitry » 19.09.2008 12:07

Если бы меня спросили года три-четыре назад: « Почему именно Зимбабве?» Я бы пробормотал что-то невнятное, типа: «Водопад Виктория, Замбези, Хванге и…. все…» Тогда почему не Замбия? «Водопад Виктория, Замбези, вместо Хванге, что-нибудь другое…» Я бы не знал что и ответить, но точно знал, что в Замбию я не хочу. Хочу в Зимбабве. Может в самом названии «Зимбабве» скрывалось что-то такое, что притягивало меня магнитом…

Часть первая.
Хараре.
21 марта 2007
И вот я стою в аэропорту в Хараре. Со мной из самолета, который затем летел в ДР Конго, сошло еще 8 человек. Трое из них точно не негры: один я, пакистанец и араб. Почему остальные пассажиры Боинга выбрали какой-то Конго, а не Зимбабве? Этот вопрос ввел меня в ступор. Офицер на границе очень долго и придирчиво изучал документы у всех прибывших. Другой работы в этот день у него не было. Подошла моя очередь.
- В каком отеле собираетесь остановиться в Зимбабве? - не поднимая глаз процедил он.
- Я хочу объехать всю Зимбабву, - ответил я честно
- Вписывайте отель, или летите дальше, а то мы не будем знать где вас искать, когда вы потеряетесь, - примерно к этой мысли свелась его пятиминутная тирада.
Мои объяснения, что вся эта информация находится у меня в багаже, который я еще не получил, не произвели на него никакого впечатления. Путем длительного подсматривания в анкету пакистанца я выяснил, что тот останавливается в «Холидей Инн», и я написал также. На этот раз офицер молча поставил штамп в моем паспорте, зевнул и откинулся на кресле. Наверное я был последним, кто в этот день переходил границу. Все 8 человек стопились (смешное слово в данном контексте) возле контейнера выдачи багажа. По ленте одиноко ездил чемоданчик. Прошло минут 40… Потом вышла черная тетка и говорит: «А чё это вы тута делаете? Багажа сёдня больше не будет. Приходите завтра. Надоели вы мне. Летают тут всякие. Багаж свой требуют…» (Как это все напоминало счастливое детство в эпоху развитого социализма!) После непродолжительного, минут 15, возмущения пассажиров, вышел мужичек и предложил оформить квитанцию об утере багажа в офисе. Все ломанулись туда. В офисе сидели две тетки и занимались маникюром. Увидев нас одна из них прекратила любимое занятие и включила компьютер. «Цивилизация!» - подумал я. «Хрен там!» - сказала действительность. Компьютер оказался списанным из начальной школы горного кишлака Киргизии в начале 90-х, откуда все самые красивые детали вытащили горные киргизские дети. Спустя минут 15, так и не пройдя начальную фазу загрузки, компьютер был выключен и нам раздали анкеты, чтобы мы сами их заполнили. Было страшно обидно, - все мои вещи путешествовали неизвестно где, далеко от меня, мне не было во что переодеться, а одет я был как раз для Африки – только что из начала ранней сибирской весны. Шапку-ушанку, тулуп и валенки я благоразумно оставил дома, а все остальное было на мне в 30-ти градусной Хараре. Хорошо, что фотик остался со мной! Придется провести незапланированные сутки в Хараре.
Я вышел из этого дурдома в зал прилета. Здесь меня встретили уже почти друзья (по рекомендации Виракочи я списался с Энгельбертом <Engelbert Karombo> enbertk@yahoo.com и он приехал встретить меня и заработать немного денег в аэропорт вместе со своей спутницей Тариро). Они выслушали мою проблему с багажом и предложили проехать в гостиницу, чтобы обсудить ситуацию. Через 15-20 минут мы сидели в ресторане гостиницы «Fife av. Hotel», пили пиво и торговались. Я предварительно в письме описал им что, я хотел бы увидеть в Зимбабве, как бы я хотел передвигаться, что хотел бы есть, пить, и где спать. Энгельберт заявил, что все это он может устроить, потому как он – гид-фрилансер и ему все это знакомо, во всех уголках Зима у него есть друзья, родственники или партнеры, которые смогут помочь в любую минуту. Весь маршрут от Хараре до Масвинго около 20 дней он оценил в 2600 баксов. Сюда входило: проживание в отелях или лоджах (вентилятор и душ – обязательно), еда, алкоголь (вино – бутылка вечером, пиво – неограниченно), каноенг по нижнему Замбези, сафари по Матусадоне, 3 активитиз на ВикФоллз, сафари в Хванге, Матопосе, посещение Грейт Зимбабве и все переезды на машине. По моим расчетам (информация из официальных сайтов) без переездов и еды всяко выходило 2200-2300… Я понял, что кто-то из нас двоих лох и это явно не я, либо я чего-то не знаю. Я немного помялся, и мы договорились, что я буду оплачивать небольшими частями делая предоплату за конкретные шаги. В кармане у меня было 2000 баксов и замечательная платиновая карточка МастерКард, которую мне насильно всучили, когда я оформлял страховку и на которую я так безрассудно закинул значительную сумму…
Энгельберт поменял мне 100 USD на 120000Zim$ (сумма была даже несколько большей, чем я рассчитывал получить исходя из информации в интернете 3-4 месячной давности)
Мы пошли устраиваться в гостиницу. Для Зимбабвийцев необходимый мне номер стоил 220000 местных фантиков, для интернэшнл гостей – 35 зеленых, но все номера такого класса были заняты и мы поехали в другую гостиницу. Это оказался одноэтажный лодж слева от той самой Холидей Инн, которую я подсмотрел у пакистанца. Цены в лодже оказались ниже, чем в «Fife», номера скорее бэкпекерские по качеству, но на 1-2 человек. Но самое главное, - здесь можно было отмыться от долгого перелета Москва – Дубай – Найроби – Хараре. Один номер он снял на свое имя, а второй на имя Тариро, и тут я понял, как он дополнительно хочет компенсировать свои расходы. Мне было не жалко…
После душа мне была выделена Тариро в качестве экскурсовода и телохранителя и мы поехали покупать мне шорты и рубашку взамен тех, которые упаковано летят своей багажной скоростью, где-то над Африкой... Я попросил показать мне место где можно купить майку или рубашку-поло с надписями «Зимбабве», «Хараре» и т.д. Оказалось – это не так просто! Майки были расписаны чем угодно («Барселона», «Адидас», «Нью Йорк»…), только не местной символикой (еще одна аллюзия на конец 70-х – начало 80-х в СССР) В конце концов я выбрал рубашку, разрисованную БигФайвом, примерно 60-го размера, хотя я далеко не Валуев, но смотрелась она бесформенно-прикольно, а я уже вошел во вкус двойных стандартов и внутренне принял эту игру. Рубашка стоила 80000Zim$, чуть дешевле - 60000Zim$ обошлись мне шорты, а вот обувь в Зимбабве я так и не смог купить – вся очень плохого качества, и зимбабвийцы с завистью смотрели на мои трекинговые кроссовки, а я хотел сандалии, которые так же мирно покоились в багаже…
После удачных покупок, я вспомнил о сохранении своего любимого здорового тела в здоровом состоянии, и мы зашли в аптеку, где провизором была очень старая, - лет 80-ти, - англичанка. Она внимательно выслушала весь мой намеченный маршрут и выдала пакетик с таблетками Malasone: Pyrimethamine 12.5 mg / Dapsone 100 mg. По одной таблетке в неделю для профилактики малярии + 6 недель после поездки. Стоит сие чудо 4800 Zim$. Пока симптомов нет.
Мы вернулись в лодж, дождались Энгельберта и пошли ужинать в португальский ресторанчик, который затерялся метрах в 500 от лоджа. Странно, но других едальных заведений по дороге я действительно не увидел…
Ресторан представлял из себя, что-то типа садика со столиками, домика, где происходила готовка, бар и отдельные кабинеты для посетителей. Сначала мы сели в саду и начали пить пиво. В Зимбабве все несколько сортов пива: Lion, Eagle, Castle, Zambezi и еще пара-тройка сортов – все! Zambezi – производится из сорго, и, в принципе, - неплохое; все остальные - традиционные рецепты. После трех бутылок начало темнеть – наступал вечер. В садик набивались молодые одинокие девушки и группками собирались юноши. Играла музыка. В этом сезоне шлягером была «Nganga Kisi» в исполнении Ricardo Lemvo – ее крутили по несколько раз подряд. Чернокожие девчонки извиваясь трясли своим богатством (у кого что было), а были там весьма очаровательные, с прекрасной фигурой, создания. Я поделился своими наблюдениями с ребятами, и они тут же поинтересовались какие мне нравятся больше «wide or slim?» «Slim», - ответил я твердо. «300-400 тысяч, - и любая твоя!» Я почему-то отказался… Видимо очень навязчивая социальная реклама в Хараре, призывающая преодолеть СПИД сообща, пользоваться лучшими в мире зимбабвийскими презервативами, и сообщающая веселыми молодыми лицами с плакатов «Почему я такой умный? – Потому что я пользуюсь презервативом!» не способствовали моей близости с девушками Хараре.

Изображение

Затем нас позвали в «кабинет», где уже дожидался ужин: садза (основная еда зимбабвийцев, типа нашей картошки, - что-то типа манной каши из кукурузы приготовленной на воде без сахара) и обжаренные куриные крылышки с зеленью. Приборов в ресторане не было – такую еду там принято есть руками. Мне садза не понравилась, чему Энгельберт с Тариро были очень удивлены, но спорить не стали. Картошка, так картошка, нет проблем.
Мы вернулись в лодж и расстались до утра.

22 марта 2007
В 8 часов утра мы с Тариро и Энгельбертом пошли на поиски завтрака. Прошли значительное количество кварталов, но все кафе были закрыты. Слишком рано… Наконец, в каком-то крупном торговом центре, похожем изнутри на космический корабль, нам удалось отыскать открытую бутербродную, где мы позавтракали. Чашка кофе с сэндвичем стоила 35-40 тыс. местных долларов.
Ехать в аэропорт было еще рано, поэтому я решил поболтаться по городу и немного пофотать, короче, - провести культурную программу. Спутником и гидом опять стала у меня Тариро, а Энгельберт куда-то свалил, сказал, что по делам… Немного походив по городским улицам мы кинули кости на газоне на площади Единой Африки. Сначала просто сидели и болтали, потом я увидел как совсем рядом с нами на скамейку присела очень красивая молодая девушка, но села она совсем неудачно – спиной к нам.

Изображение

Сделав пару фоток со спины, я не выдержал, приладил вспышку, рассеиватель и пошел к ней.
- Могу я вас сфотографировать? – спросил я.
- Welcome, - сказала она.
Изображение

Мы еще немного посидели с Тариро на газоне, а потом я предложил сходить в Национальную галерею, которую заприметил во время прогулки. Вход в галерею 1000Zim$. Сама по себе экспозиция в галерее абсолютно бестолкова, - экспонаты находили свое место по мере их приобретения, никакой последовательности или смысла я не заметил, но сами экспонаты впечатлили. А еще там есть очень симпатичная коллекция картин французской живописи: Сезанн, Пикассо, Гоген и др. Если будет в Хараре свободный часок – обязательно загляните сюда – понравится.

Изображение

Наконец, время подошло и мы поехали в аэропорт. Такси довезло нас до места минут за 20. Стоимость поездки 100000Zim$. Я подошел к окошку офиса потерянного багажа и поинтересовался: где, мол, мой багаж? Вчерашняя тетка оторвала взгляд от производства маникюра, посмотрела на меня и сказала, что самолет из Найроби приземлится через несколько минут, чтобы я шел на верх в ресторан и смотрел свой багаж из ресторана, если увижу – то он мой.
В ресторане сидели вчерашние мои спутники и еще человек десять, пили чай-кофе и высматривали в небе самолет кенийских авиалиний. Самолет приземлился вовремя, людей сошло, опять же, совсем немного, и… О, чудо! На транспортер выплыла моя сумка! «My bag!» - закричал я на весь ресторан, все посмотрели на меня и понимающе заулыбались. Я вприпрыжку сбежал вниз, прошел к транспортеру, схватил свою сумку и добросовестно пошел на досмотр. Офицер копался в своих бумагах, поднял на меня глаза и спросил: «Есть мне что декларировать?», - «Нет, ответил я честно», - «Тогда, чё ты меня тут от важных дел отвлекаешь? Иди давай отсюда! Не мешай работать!» - Дважды меня просить об этом не надо, и я счастливый вышел из здания аэропорта.

Хараре-Кариба. 370 км.
Через минут 10 к выходу подъехал Энгельберт на ужасного вида Короле 1991 года, произведенной в Зимбабве. То ли он ее арендовал, то ли это его личная машина, я так и не понял. Мы съездили обратно в лодж за оставленными вещами, заехали в оптовый супермаркет, чтобы затариться едой, пивом и вином, и двинулись по направлению к городку со странным для Африки названием – Кариба. Это произошло часа в 3. Только мы выехали за пределы Хараре, я увидел по середине дороги ржавую пирамидку, сантиметров 60-80 высотой. На ней было написано от руки «Police ahead», и действительно, за поворотом стоял мужик в фуражке и светоотражающем жилете, и театрально-выразительно махал рукой вверх-вниз, показывая то место, где нужно остановиться. Мы остановились. Состоялся примерно такой разговор:
- Вы откуда едете?
- Из Хараре.
- А куда?
- В Карибу.
- Слушай, тут 20 минут назад чувак проезжал, такой анекдот рассказал…
Далее следовал пересказ анекдота, потом еще и еще, потом шла проверка багажа, опять анекдот. Машина отпускалась, я понял, только в том случае, когда подходила новая, а так как в Зимбабве в связи с бензиновым кризисом машин мало, то на каждом таком посте мы теряли минут по 10-20. Ну, скучно, там дорожным полицейским!
Мы ехали, попивали пиво, мимо, через дорогу проскакивали мангусты, бабуины, потом стали попадаться импалы и буйволы. Стемнело. С наступлением темноты, ближе к Карибе стали попадаться на дороге слоновьи кучи. Мы сбросили скорость. Как оказалось не напрасно, - на следующий день мы узнали, что в районе аэропорта Карибы сразу после нас произошло столкновение машины со слоном. Слон в порядке, машина осталась на обочине.
Километров за 100 до Карибы, Энгельберт свернул в поля, сказал что заедем к его родителям. Около 3 км по почти бездорожью и мы приехали в какую-то деревню и 5 круглых хижин, где не было электричества и люди сидели возле костров на которых готовилась пища. Такой радостной встречи родителей с сыном и его спутниками я не видел очень давно. Меня обняли по очереди отец и мать, а когда узнали, что я из России и, тем более, из Сибири, - долго трясли мои руки, видимо, одно слово Сибирь у них вызывает ассоциации с чем-то героическим. На последок нам дали целый пакет вареной сладкой кукурузы. И мы поехали дальше.

Часть вторая.
Кариба.
22 марта 2007
Благодаря постам полиции и родителям Энгельберта в Карибу мы приехали только часов в 10 вечера. Молодежь тусовалась на дискотеке на центральной площади. Энгельберт заехал туда с целью кого-то найти, но этого человека там не оказалось и мы поехали в лодж. Это оказался бюджетный Тамаринд-лодж. Но там было все, что мне было необходимо: душ, чистая постель, москитная сетка, вентилятор и кухня со всем набором посуды для готовки. Лодж содержали белые. Владелец, старый англичанин с пышной седой бородой-лопатой, как у белорусского партизана, ходил все время в шортах. Я был первым человеком из Сибири, который остановился у него. Русские были, но так же немного, всего 2 или 3 раза. В основном они предпочитали дорогой Кати Сарк лодж, находящийся в 5 минутах ходьбы от Тамаринда на берегу озера Карибы.
Мы наскоро перекусили кукурузой, подождали пока Тариро приготовит мясо с садзой и зеленью, выпили по 3 бутылки пива, бутылку вина, приняли душ и пошли спать. Чудная тихая ночь сопровождалась лишь пением ночных и утренних птиц. Других звуков не было. Фантастика!

23 марта 2007
Утром мы поехали в CutySark завтракать и готовить мой 10-дневный каноенг. За завтраком к нам подсел менеджер CutySark’a и сказал, что «последняя группа каноенга ушла вчера, следующая будет только через 2 недели, так что нижней Замбези мне не видать – могу расстраиваться сколько угодно. Низкий сезон. Запрещено сплавляться по Замбези на каное группой менее 3 человек. Можем предложить однодневный круиз по Карибе.» Блин!!! Я был готов порвать в клочья Дубайский аэропорт, Кенийские авиалинии и Энгельберта вместе взятых, но последний совсем не смутился от этого известия, сказал, чтобы я не расстраивался, что он сейчас что-нибудь придумает. И после завтрака мы куда-то поехали. Мы долго ездили петляя по улочкам Карибы, и все искали кого-то, наконец, приехали на местный стадион с нескошенными сорняками и перекосившимися штангами ворот. Чуть в стороне была небольшая расчищенная площадка, где тренировались пятеро качков. Мы поздоровались со всеми, но продолжению тренировки не мешали. Минут через 20 она закончилась сама, и тут Энгельберт представил мне самого мощного качка, чем-то похожего на негра-заключенного из «Зеленой мили»: вот, - говорит, - мэр города Кариба, зовут Армстронг. Потный Армстронг вытирался полотенцем и улыбался. Выслушав мою проблему, он сказал, что все решаемо, и мы поехали обратно в CutySark. Тот же менеджер разговаривал с нами уже по-другому. Быстро нашелся гид, которому было разрешено пройти со мной на каноэ три дня по Замбези, но, правда не заходя в ManaPools , но это было уже кое-что, и тут же нашелся каютный катер (Houseboat), который перед этим совершит со мной четырехдневный круиз по Карибе с заездом в НП Матусадона. Это вообще – супер!
Затем мы поехали в казино для того, чтобы воспользоваться интернетом, поскольку больше нигде в Карибе его не было или он не работал… Ну, не нужен людям Карибы интернет!!! Из-за монополизма цена минуты интернета в казино 1 доллар США: Welcome, dear visitors! Потом поехали попить пива на бензозаправке (из-за отсутствия бензина заправки медленно превращаются просто в культурные учреждения), потом попили пива в Big2Nite Club (зимбабвийский английский несколько отличается от традиционного), После четвертого питейного заведения Армстронг вспомнил, а не заехать ли ему в мэрию? Решили заехать, заодно показать русскому какие в Зимбабве мэрии. Мэрия находилась высоко на холме – самая высокая точка Карибы. Когда мы туда поднялись на машине, Армстронг обнаружил, что ключей у него с собой от мэрии нет, и мы поехали пить пиво (Блин! Фигня какая-то, получается почти по Стгову! Столько пива я не пил уже несколько лет, да и сейчас я пью его от случая к случаю. Ну, не нравится мне пиво как напиток!) в ближайший магазин. Пока Энгельберт разговаривал с Армстронгом я посетил местный рынок народных промыслов: Биг файв во всех видах, и вязаные шляпы. Покупателей нет. Туристов во всей Карибе человек 7 вместе со мной. Где были остальные…?

Изображение

Изображение

После небольшого отдыха мы решили поехать попить пива, а потом отправиться на вечернее сафари по окрестностям Карибы. (В общем, добрую половину дня я опускаю, описывать, как мы пили пиво уже надоело… :) ) Часа в 4 вечера, когда солнце уже начало свой медленный путь вниз к горизонту, мы вооружившись фотиками и, опять-таки, пивом поехали на вечернее сафари. Энгельберт решил представить мне еще одних своих родственников, на этот раз – дядю. Мне было очень любопытно и я согласился с большой охотой. Мы заехали в шлакоблочный одноэтажный домик. Дядя вышел нас встречать. Его звали Эпсон. Я предложил ему брать деньги с японской фирмы за использование его имени, он обещал подумать. Весь остальной народ – человек 15, включая человек 9 детей – находился во дворике.

Изображение

Взрослые пили самодельное этническое пиво. Непрозрачная жидкость розово-кремового цвета с непроцеженными крошками чего-то. Мне налили. Я выпил. На вкус, - этот напиток был несомненно лучше того, который я пил 3 года назад в Танзании в Моши, но все равно гадость приличная.

Изображение

Из вежливости я допил до конца, и тут мне предложили вяленую бегемотинку. А вот эта штука оказалась очень вкусной, особенно, подумал я, она была бы хороша в горных походах: жуется долго, хотя мясо не жесткое, съедается полностью и очень питательно. Наконец, мы выехали на сафари.
Прогулка действительно удалась. Даже не отъезжая далеко от Карибы мы увидели много слонов, буйволов, антилоп, разных крупных птиц… Ближе к 6 часам мы подъехали к кромке озера. Недалеко гуляли слоны, на берегу стоял высоченный термитник, как раз на фоне заката!

Изображение

Когда солнце село окончательно, мы решили съездить в небольшой ресторанчик, где подавали рыбу приготовленную на барбекю и попить пива. Заведение оказалось очень уютным, несмотря на то, что находилось далеко за Карибой и стояло уединенно.

Изображение

Народу было человек 40. Там же оказался Армстронг, который встречался со своими избирателями. Благодарные избиратели поили его пивом и угощали рыбой. Рыба действительно оказалась очень вкусной, наверное, ее мариновали в каком-то специальном соусе, - пальчики оближешь.

Изображение

После ужина, Армстронг позвал нас на аэродром, - там он собирался для других избирателей попеть песни и заодно попить пиво. А заодно посмотреть ночью на слонов и буйволов, и , если повезет, носорогов, так как ночью их встретить гораздо проще. Мы пересели в кузов его пикапа и поехали. Хорошо, что животных кто-то предупредил, и мы увидели только одного быстро скрывшегося в кустах слона и небольшую стайку импал. На аэродроме собралось большое количество избирателей – поклонников творчества Армстронга. Нам был дан небольшой всего часа на 2 концерт зимбабвийского шансона. Точнее, он продолжался бы дольше, если бы я не сказал, что очень устал, да разница во времени 7 часов, да изрядное количество пива в этот день. Короче, меня отвезли в лодж спать. Завтра отправляемся в путешествие по озеру! Ура!!!

Часть III. Lake Kariba.
24 марта 2007 года.
Рано утром, в 6 часов, мы быстро позавтракали отправились в Кати Сарк. Там нас уже ждали… К машине подбежали человек 5-6 и начали быстро сносить на берег продукты, пиво, вино, лед, наши сумки, а мы перетаскивали их на борт нашего плавучего дома «Drift Wood». «Drift Wood» - это двухкаютный трехпалубный катер с кухней, столовой, двумя туалетами и душем (в каюте для VIP-клиентов и один общий). Угадайте, кто был VIP-клиентом, а кто спал на палубе?

Изображение

VIP-каюта расположена на корме. Большую ее часть занимает огромная, наверное трехспальная кровать с противомоскитной сеткой. Иллюминаторы расположены полукругом вокруг кровати. Под ними полочки и шкафчики для всяких шмоток. Я разложил сумки, достал фотик, протер линзы, перезарядил вспышку и поднялся на борт, где был представлен капитану Бруно и его помощнику Майклу (наверное, сын, по-совместительству). Бруно встал возле подробной карты озера и провел краткую политинформацию: куда, как, с какой скоростью мы движемся, что можно и чего нельзя делать. Мы все это внимательно выслушали, а потом выпили пива, чтобы скорее забыть все правила. Майкл был рад услужить любому моему желанию: не нужно ли мне пива-колы-вина-чая-кофе, не много ли льда в стакане, не хочу ли я крекеров или бисквита? Причем все это он делал с быстротою молнии, а готовил – пальчики оближешь...!

Изображение

Изображение

Стояла отличная солнечная погода, на небе неспешно плавали небольшие барашки облаков, сливаясь на горизонте в единую массу. Мы шли в сторону Матусадоны. Вдоль нашего маршрута приветственно стояли, словно отдавая честь мертвые мангровые деревья. Зрелище из другой галактики. Одна из визитных карточек Зимбабве. Особенно они впечатляют на закате и восходе, когда солнце, низко над горизонтом, заполняет своим теплым янтарно-масляным светом каждую частичку воздуха…

Изображение

Изображение

Мы шли долго, несколько часов. Тариро, узнав, что я биолог по образованию, стала рассказывать о своей жизни, о том как она работала в школе учителем географии и биологии. Я заинтересовался образованием в Зимбабве. Оказалось, что дети в школе изучают 16-17 языков, правда часть из них: шона, ндебеле, машвинго, цвана и некоторые другие сильно похожикак, скажем русский, белорусский и украинский, но также зулу, суахили и прочие языки черной Африки и вдобавок английский и еще какой-нибудь европейский язык на выбор: немецкий, французский, португальский…
- Нет, зулу не сложный язык, у него только звуки сложные, а сам язык простой… Суахили – очень простой язык, самый простой язык для меня… Английский язык – очень простой, ничего сложного, только слова другие, но мы их с детства учим…
Я слушал и с горечью думал: «Блин! 17 языков! И ничего сложного! Языки с разных континентов, абсолютно непохожие друг на друга! И это в отсталой Африке! Почему же в развитой России мы один язык не можем выучить, чтобы свободно разговаривать на нем, хотя изучаем его почти 15 лет?!
- Но дети – это много проблем! – продолжала Тариро, - много шума, очень много шума и много проблем. Я бы не хотела иметь сейчас детей, от них одни неприятности…
Кажется, она зациклилась в своем философствовании, - подумал я и запел (не завидую я тем, кто слышал мой мелодичный голос!)

No children - no problems!
No women - no cry!

Все просто грохнулись с палубы и продолжали кататься по ней минут пять. Бруно включил Боба Марли, и мы выпили еще по бутылочке пива.

Сразу после полудня мы причалили к берегу. На берегу, в нескольких метрах от нас стояла небольшая группа слонов: самец, самка, и двое детенышей, один из которых был уже достаточно взрослым. С самцом творилось что-то непонятное. Сначала я не понял что именно, но когда понял – вежливо закричал (ведь среди нас была дама и несовершеннолетний юноша)
- Смотрите! У слона пятая нога!

Изображение

Между задних ног у самца, перед хвостом, опираясь на землю, находилась «пятая нога», видимо она только что использовалась по назначению, и самец отдыхал. Он стоял неподвижно еще долгое время, а потом, спустя час или полтора медленно прошел мимо нас и тихо скрылся.
На берегу остались только стайка бабуинов и немного гусей. В воде плавали бегемоты, время, от времени хрюкая и пуская брызги. Идиллия!
Мы выпили еще пива, прокатились на speedboat (маленький быстроходный катер, по нашим понятиям – моторка) по окрестностям, вернулись на катер, перекусили и поехали опять-таки на моторке рыбачить. Я не понимал, почему нужно ехать куда-то, за несколько километров, когда Майкл прямо с борта ДрифтВуда поймал трех отличных тилапий пока мы катались по окрестностям. «Наверное, это традиция!» - подумал я и не противился событиям. Обогнув ближайший мысок мы вдруг увидели палубный катамаран, на котором было 8 рыбаков, азартно раскинувших удочки в разные стороны. «Наверное, здесь действительно больше рыбы!» - опять подумал я, - «Значит, мы на верном пути!»

Изображение

Рыбаки скрылись за очередным поворотом берега и мы въехали в заросшую водной растительностью бухточку. На песчаных берегах которой грелись крокодилы. Завидев нас, крокодилы с шумом уходили под воду. Только одного удалось сфотать. Увы!
Наконец, мы привязались к одному из мертвых деревьев, и рыбалка началась! Это оказалась типично русская рыбалка. Она проходила под девизом «Наливай, да пей!» В кулабоксе (переносной холодильник) обнаружилось бутылок 15 пива и штуки 3 колы. Хорошая рыбалка. Тем удивительнее, что мы все-таки поймали 5 тилапий, которых складывали в тот же кулабокс.

Изображение

Неожиданно, рядом с нами всплыла самка бегемота с детенышем и уставилась на нас. Поняв, что мы не представляем никакой опасности, снова погрузилась под воду и больше не показывалась.

Изображение

Солнце постепенно опускалось – создавая магию заката, окрашивая небо в розовые и синие краски. Мы поехали обратно. На ДрифтВуде нас встречал Майкл, который поймал еще пять рыбин, среди которых была и знаменитая тайгер-фиш. Они жарились на небольшом костерке рядом с катером. Из нашего улова Майкл сделал прекрасное филе в белом вине и подал все блюда из рыбы с зеленью и белым вином. Это был великолепный ужин! Розовый закат, одиноко сидящий на дереве бабуин, летящие гуси, хрюкающие бегемоты, неплохое вино…
Изображение


25 марта 2007 года
Утром, до завтрака, мы опять прокатились на моторке по окрестностям, посмотрели на импал, крокодилов, бегемотов, цапель и прочую живность…

Изображение

Вернулись на катер. Вкусно (!) поели и перебрались на другое место. Место, почти ничем не отличалось от предыдущего: те же мертвые деревья, та же водная растительность, но почва здесь из желто-песчанной стала ярко-красной. Наступил час сиесты. Крокодилы лениво лежали в воде, старательно изображая из себя бревна. Птица перестали кричать. Ветер стих. На горизонте, лишь редкие облака обозначали признаки жизни. Я выбрался на берег (что категорически запрещено для всех, кроме русских), прошелся несколько сот метров по красной земле, пофотал, посидел на камнях…

Изображение

Казалось, что время остановилось, воздух сделался осязаемым и тяжелым, оставаясь прозрачным. Ко мне подошел Майкл, принес бутылку пива, немного постоял, потом сказал, что обед будет готов через несколько минут и ушел. На обед он приготовил традиционную садзу с кусочками мяса в отличном соусе и с зеленью. Где этот пацан всему научился!
После обеда мы поехали на моторке на рейнджерский кордон договариваться о сафари по Матусадоне. Бруно ловко провел нашу моторку к нужному месту. Мы сошли на берег и слегка углубились в буш. Там стояла … постройка кума Тыквы, трудно назвать ее более весомыми словами. В ней лежал рейнджер и наслаждался покоем и одиночеством. Возле постройки на специально определенных местах были выставлены черепа рейнджерских трофеев, которых он, видимо, недавно съел: буйвол, бегемот и еще несколько более мелких животных.

Изображение

Пока Энгельберт торговался с рейнджером, я осмотрел окрестности. В конце-концов, торг свелся к тому, что была определена цена нашего двухчасового пешего сафари по Матусадоне: 9 баксов за меня и по 3 бакса за Энгельберта и Тариро. Договорились, что мы вернемся к 4 часам вечера.
В 4 часа рейнджер ждал нас в означенном месте. На этот раз он был одет вместо рваных шорт и футболки в камуфляж, экипирован калашом и тремя запасными рожками.

Изображение

Мы высадились на берег. Рейнджер сказал Бруно где тот должен нас ждать и красноречиво показал рукой через холм. Прикинув на глаз расстояние, я определил, что здесь не более 5 километров, подумал, что двух часов хватит за глаза, чтобы доползти до туда, я проследовал за рейнджером в глубь буша. Я первый раз был на пешем сафари в Африке, и восторг охватил меня сразу, как только мы начали проходить первый кустарник. Мимо нас на расстоянии 10 метров промчались бесшумно слоны. Еще через 50 метров мы увидели большое стадо буйволов, вспугнули оленей, наткнулись на свежее говнецо носорога, какая-то змея проползла совсем рядом.

Изображение

Потом мы вышли на большое стадо слонов, которые стояли и смотрели на нас, а мы на них. Они знали, что мы не опасны, и сами старались быть миролюбивыми. Прошло несколько минут, и мои попутчики решились подойти поближе и сфотаться на фоне стада. Слоны не проявляли агрессии. Они попозировали, а затем мирно ушли в буш.

Изображение

Мы, уверенно ведомые рейнджером шли на место встречи с Бруно. Буш остался позади, мы вышли на огромный заливной луг, по которому в разных местах паслись слоны и импалы. Вдалеке, метрах в 150 из кустов на нас смотрел косматый лев. У него уже была добыча, поэтому мы его не интересовали как ужин. Он просто любопытствовал.
Время подходило к шести часам, а рейнджер все еще уверенно шел в заданном направлении, хотя чаще посматривал то на заходящее солнце, то на берег Карибы. Он, наверное, заблудился, но ему было стыдно в этом признаться.

Изображение

Солнце село и взошел месяц. Стало трудно различать место, куда наступаешь, поэтому все начали действовать по методу дона Хуана – высоко поднимая колени. Вдруг вдалеке показались огоньки. Мы облегченно вздохнули и пошли веселее. Когда подошли ближе, - то поняли, что это большой хаусбот, на котором веселился англоязычный народ. Народа было много, больше 20 человек. Катер стоял метрах в 10 от берега и мы не рискнули зайти в воду опасаясь крокодилов. Нас заметили с борта и к нам на лодке подплыл капитан. Он о чем-то оживленно поговорил с рейнджером на местном языке, потом нам скинули пару бутылок воды, но не предложили ни подняться на борт, ни еды, хотя очень хотелось есть. Рейнджер предложил два варианта продолжения сафари: либо мы идем отсюда по дороге до ближайшего лоджа, а там «обязательно есть джип, который нас довезет до нашего ДрифтВуда. Тут идти-то всего 10 км!» либо мы идем вдоль берега и ищем пропавшего Бруно. Обратный путь – около 15 км. «Нифига себе!» - подумал я, - «вот это пешее сафари удалось!». Я привычен к ночным переходам по горам Алатау, поэтому мне было пофиг какой маршрут выберут мои спутники. Энгельберт был за лодж, рейнджер, наверное, боялся получить от начальства пиздюлей, поэтому он выбирал путь вдоль берега. Единственным здравомыслящим человеком среди нас оказалась Тариро. Энгельберта она обозвала ужином леопарда, а рейнджера – ужином крокодила. На этом все успокоились, а Энгельберт отчаянно пытался созвониться с Бруно по сотовому. Наконец это удалось. Бруно отозвался, потом так долго ругался на рейнджера, что на того было просто смешно смотреть. Часы показывали 19-00. Я лег на землю и смотрел на звезды. Крупные яркие апельсины свешивались с черного неба и подмигивали, мол, все хорошо будет! Рядом легла Тариро и сказала: «Красиво! Я тоже люблю смотреть на звезды!»

Изображение

В это время на озере поднимался ветер. Волны росли на глазах, но настроение было отличное: Бруно нас услышал, он понял где находимся, он не оставит нас в беде, он скоро приедет… На палубе охали и ахали тетки, тревожно курили мужики, но так и не позвали нас к себе…
Бруно подошел через три часа. Он был в моторке с Майклом, за которым он заехал на ДрифтВуд для помощи. Мы одели спасжилеты, выпили по бутылочке пива и ушли в черный горизонт. Месяц слабо освещал черные стволы мертвых деревьев Матусадоны. На озере начался настоящий шторм. Короткие крутые озерные волны захлестывали в моторку и были раза в два выше борта. «Вот здесь-то и придет к нам добрый бог Пиздец», - подумал я, - «не стали мы ужином ни леопарда, ни крокодила, - будем просто кормом для рыб. Тоже неплохая перспектива». Зашла луна. Мы промокли до нитки и начали потихоньку замерзать на ветру. Видимость была почти нулевой, только очень-очень далеко, скрываясь ежесекундно за гребнями волн мелькали огни Карибы. Куда вел нашу моторку капитан Бруно? Каким чутьем он привел ее к катеру я не пойму до сих пор. У него не было не то что GPS-навигатора, но и фонарик был только налобный, который позволял увидеть приближающийся ствол мертвого дерева только за 2-3 метра, чтобы вовремя затормозить или развернуть моторку. Через 3 часа езды мы увидели сигнальные огни ДрифтВуда. Мы сбросили скорость окончательно и на самой малой скорости продирались сквозь мертвые стволы. Наконец, в 2 часа ночи наше приключение закончилось. Мокрые и озябшие мы поднялись на наш борт и дружно рассмеялись. Приключение закончилось, можно переодеться и выпить пива, пока Майкл готовит ужин.
Напряжение спало. Все остались живы. Потом за ужином, мы начали анализировать наше поведение, и я понял насколько близки по характеру русские и зимбабвийцы. Ну, да, мы переживали, но мы не паниковали, как это сделали бы любые другие европейцы или америкосы. Я помню, как в голос рыдали финны (все пять человек) находящиеся на борту самолета Занзибар-Найроби, когда у борта отказала половина двигателей (1 из двух) и мы совершали вынужденную посадку в аэропорту Килиманжаро. Мы же были в это время абсолютно спокойны. Я помню, как на высоте 3300 в лодже на горе Кинабалу на острове Борнео американцы возмущались отсутствием горячей воды в душе, хотя вода была достаточно теплая – градусов 20, и мы с удовольствием плескались в ней… таких случаев пруд пруди, да и вы сами можете вспомнить их кучу.
Короче, напились мы по-нормальному, по-русско-зимбабвийски – пива и вина, и стало совсем хорошо, просто здорово. День удался! Будет что вспомнить!


26 марта 2007 года.
После вчерашнего дня я сильно зауважал Бруно. Раньше я думал, что такие умельцы, которые без всяких приборов готовы тебе сделать из говна конфетку – только в России живут, - оказалось – нет. Такие люди есть и в Зимбабве. Люди, которым можно доверить свою жизнь – и они не подведут. С тех пор, я называл Бруно не иначе, как капитан Бруно.
Стоит ли описывать, как мы все проговорили о приключении почти до рассвета, а потом я проспал до того момента, как мы подошли к острову Антилоп, одному из ближайших к городу Кариба? Так или иначе, но полдня было потеряно насовсем. Буду тешить себя, что в это время никакого приключения не произошло…
Итак, мы на острове Антилоп. Это большой остров, всего в нескольких километрах от берега. Вокруг него много всевозможных рыбацких суден: от простых лодок, до больших катеров. Может, именно поэтому, дичь здесь более пуглива и скрывается в густых кустах острова. Здесь можно увидеть импал, куду, слонов, буйволов, разных птиц, бабуинов… Но надо быть очень осторожным и подкрадываться к животным как можно тише.
Вчерашнее приключение стоило нам разряженных батарей у телефонов. Но поскольку ДрифтВуд стоял на якоре – заряжать мобильники было проблемой, а нужно было планировать дальнейшие приключения, прежде всего, каноенг по Замбези, на который я был настроен с самого начала очень оптимистически и это была одна из целей поездки в эту часть Зимбабве. Вот тут то я достал из рукава пятого туза! Есть такая штука, называется солнечная батарея – заряжает за несколько часов аккумуляторы для моего фотика, а зарядить какой-то мобильник – для нее – плевое дело. Батарея произвела примерно такой же эффект на моих спутников, как очки на известную мартышку. Они не верили своим глазам: какая-то тонкая пластинка лежит на борту катера, а мобильник заряжается! Для них это было сравнимо с чудом. Но страсти слегка улеглись, когда они попытались, не веря моим словам «нет солнца, нет – зарядки», заряжать свои мобильники ночью. В общем, рекомендую сей девайс для путешествия по Африке: если не напрямую себе облегчите жизнь, то опосредованно – точно…

Изображение

На этот раз на пешее сафари нас повел Бруно. Прогулка прошла без приключений. Увидели почти всех, кроме буйволов, посидели на живописном склоне, побродили по бушу, зашли на развалины станции по изучению малярии и вернулись обратно на ДрифтВуд, чтобы еще раз увидеть великолепный африканский закат… Бруно меня покатал еще на моторке для выбора наиболее удачных мест съемки. Я ему объяснил, что мне нужен обязательно интересный передний план, он это быстро просёк и отвозил меня то к живописным камням, то к мертвым деревьям, то к белым прозрачным цветам каких-то злаков.
Когда мы вернулись темнота наступила окончательно, нас ждал прекрасный ужин, вино и концерт местного хора лягушек, которые старались изо всех сил доставить нам удовольствие…

Изображение

27 марта 2007.
Наутро мы еще раз объехали остров и стали собираться в обратный путь. Мне нужно было подготовиться для сплава.
После того, как мы опять заселились в Тамаринд лодж, Энгельберт умотал закупать продукты для каноэ, а мы с Тариро пошли гулять по окрестностям, так как мне сказали, что рядом недавно видели несколько слонов и проходил один белый носорог. Но нам не повезло. Походив около часа по бушу, мы вышли на берег озера и решили возвращаться, чтобы перекусить, и отправиться пить пиво в Кати Сарк. Тариро слышала мои восторженные отзывы о кулинарных способностях Майкла, заявила, что готовит гораздо лучше, - и сейчас будет садза! с овощами и прочими деликатесами. Садза получилась как всегда – НИКАКАЯ! За что ее только любят зимбабвийцы? Абсолютно безвкусная еда! И никакие соусы ее не исправляют. Все остальное было более-менее съедобно, но, - опять же, на вкус и цвет…
Пиво у нас еще было. Но в Кати Сарк подавали такое же, но вкуснее, так как можно было посидеть на террасе и посмотреть на озеро, закат и насладиться последними лучиками жаркого зимбабвийского солнца. В Кати Сарк приехала семья англичан и они играли в теннис на берегу. По баобабу бегали белки, а у самой кромки озера цвели гиацинты.
День угасал. Я думал, что мы сейчас поедем в лодж спать, но не тут-то было. За нами заехал Энгельберт и мы поехали пить пиво и слушать музыку местной банды в Big2Nite Club. Там было очень шумно и весело. Молодежь занималась тем, что пила пиво и тискала за сиськи и попки своих и чужих подруг. Вдруг веселье оборвалось чьим-то криком, - эту панику породила огромная, около метра в длину, ящерица, которая ворвалась на танцпол и помнила себя человеком. Чернокожие девчонки визжали как поросятки, а парни убрали свои руки с их аппетитных попок, начали гоняться за ящерицей. Представляете себе! Как в потемках пытаться выгнать этого метрового «крокодила», который бегает быстрее тебя и злостно шипит! Вот такой цирк! Наконец, ящерица была благополучно выдворена с танцулек в лес, однообразная музыка местных виртуозов мне наскучила, и я попросил отвезти меня в лодж, так как на 8 часов утра был назначен выезд на каноенг.


Часть IV. Каноэ.
28 марта 2007 года.
Утром за мной приехал пикап. В нем было три негра. «Наверное, они будут моими гидами», - подумал я, и мы отправились в путь. Недалеко от Карибы по шоссе есть сверток на проселочную дорогу, даже, скорее, тропинку для внедорожников. Там мы остановились. Мне сказали, что ждем машину, которая должна привезти лед. Ну, лед, так – лед. Будем ждать. Оказалось, что вторая машина ждала открытие магазина в Карибе, чтобы купить несколько пакетов льда для охлаждения продуктов. Вскоре она подъехала, мы загрузили все в наш пикап и двинулись по той самой тропинке для внедорожников. Проехали несколько километров, ровно до того места, где тропинка осталась только для пешеходов, и дальше пошли уже пешком. Шли долго, минут 30. тропа петляла по бушу, скатывалась в овраг, и снова взбегала на холм, мелькала вдоль какого-то ручья, и, наконец, вынырнула на Замбези. Это место было чуть ниже плотины. Течение на середине реки было сильное, но возле песчаного берега была заводь, откуда было очень легко стартовать. На берегу нас ждало наше плавучее средство.

Изображение

Настоящее каноэ. Мне показали, как надо укладывать вещи в каноэ правильно, и мы оттолкнулись от берега. В путь мы отправились только вдвоем. Моего гида звали Отто.

Изображение

Он оказался очень разговорчивым и веселым. В час из него можно было выдавить целых два слова. Следующие два, даже если они относились к начатой фразе он произносил через час. Так мы и гребли, как герои О’Генри, непринужденно болтая о погоде, семейном положении, и прочей ерунде…

Изображение

Как я уже сказал, Замбези в этом месте имеет сильное течение, но порогов нет, а есть только крупные камни, которые приходилось постоянно обходить. Только один раз мы встретили в тихой заводи возле берега стайку бегемотов, которые любопытно смотрели как мы стараемся избежать очередного столкновения с камнем. Места здесь очень красивые и я пожалел, что фотик спрятал очень далеко в гермомешок, чтобы не утонуло сокровище где-нибудь по дороге. Но, буквально через полтора часа мы пристали к берегу, и Отто многословно объявил: «Ланч».

Изображение

Слегка перекусив и попив пива, Отто молча помыл всю посуду, и снова сказал: «Отдыхаем», - и улегся на траву. Я распаковал фотик и прошелся по окрестностям метров 50 в обе стороны.

Изображение

Но кроме бабочек, в этом ущелье снимать было нечего, я сел на камни возле воды и смотрел как течет река, и в ней весело плюхается рыба.
Часа в три с половиной мы, отдохнувшие отчалили от берега Замбези, и через какое-то время вышли на место, где склоны раздвинулись, река разлилась и течение сникло. Теперь Замбези напоминало больше равнинную, чем горную реку. Появились открытые места, песчаные плесы, на крутых берегах начали попадаться деревеньки с круглыми глиняными домиками покрытыми соломенной крышей. Все это походило на сказку про Волшебника Изумрудного города.

Изображение

На плес вышли слоны. Я сказал Отто, что хочу подойти и сфотать их с близкого расстояния, на что тот ответил как всегда лаконично: «Нельзя!» На мое недоумение по поводу его слов, получил ответ: «Правила». Я понял, что вытянуть из него больше не удастся ничего – я отстал, и мы снова начали грести молча.
Природа продолжала шокировать. Огромная туча свесилась воронкой с неба и намереваясь подстрелить нас каплями дождя, но она была далеко и от того злилась еще больше…

Изображение

Солнце нагрело воздух до 40°С, и животные потянулись к водопою. Стайки бегемотов выныривали недалеко от нашего каноэ. Вдруг одна появилась всего в десятке метров. Я полез за камерой, которую прикрывал от брызг и солнца полотенцем, но Отто скомандовал: «Греби быстро!» - и мы развили такую бешенную скорость, как будто финишировали в финале Олимпийских игр. Оказалось, что один из этих чудесных созданий решил поднырнуть под каноэ, т.к. ему показалось, что мы вторглись на его территорию, а для каноэ достаточно небольшого толчка, чтобы перевернуть, а там в своей стихии бегемоты поступают с царями зверей, как с травой…
Около половины шестого мы причалили к острову и начали располагаться на ночлег. Берег, на который мы выбрались, был крутой, около полутора метров, и песчаный. Метрах в пятидесяти от стоянки росли акации. Все место стоянки было обильно покрыто говном самых разных животных: от антилоп до слонов. Буквально в десяти метрах песок был абсолютно чист. Я предложил Отто перенести туда стоянку, на что он красноречиво показал на кострище и многословно произнес: «Нельзя, только здесь!».Раскидав говно веслом, мы начали устанавливать палатки. Первый раз я встретил в своей жизни таких распи..яев. Палатки, которыми мы были экипированы из двух в лучшем случае можно было собрать только одну, так как на одной не хватало тента и колышков, а у другой количество колен в дугах было в два раза меньше, чем необходимо. В обоих палатках замок не застегивался. После того, как борьба с установкой жилища завершилась, Отто занялся ужином, а я пошел фотать местный закат. Хоть это-то оказалось мне позволено без лишних разговоров.

Изображение

На ужин была курица в маринаде и по бутылке красного вина на человека. В семь часов стало совсем темно. Ветер стих, и от песок начал отдавать накопленный за день жар. Стало очень душно, а так как делать было нечего, разговаривать Отто мог только под прицелом автомата, то мы разошлись по палаткам.

Изображение
Изображение

29 марта 2007 года.
Утро началось в 5-30. Солнце поднималось из-за реки. Пока я занимался фотосъемкой, Отто вышел из палатки, отошел на то самое свободное от говна место в 10 метрах от нашей стоянки, спусти штаны, присел и начал громко пугать окрестности. Затем он встал, помыл руки в Замбези и приготовил легкий завтрак.
Утренний переход занял около 3,5 часов. Ничего примечательного, кроме того, как раз пять нам приходилось улепетывать от атак бегемотов. Наконец мы остановились на берегу, недалеко от маленького плавучего островка, где тростник облепили цапли.

Изображение

Они сидели на нем, летали вокруг него, ходили рядом… было очень красиво, и цапель было много.

Изображение
Изображение

Легкий обед и Отто опять завалился спать по деревом, предупредив меня, чтобы я не шатался где попало, т.к. тут полно львов и всяких других опасных животных. Я ему, естественно пообещал, и обследовал уже более километра вверх по Замбези.

Изображение

Следов животных действительно много, но стояла такая жара, что они наверное, предпочитали прятаться подальше в буше, чем на берегу. Через часа два я вернулся. Отто продолжал спать. Вдруг, он вскочил с громким криком. «Пчелы! Дикие пчелы!» - кричал он. Я никого не видел, но тот продолжал кричать и размахивать руками. Мы заскочили в каноэ и отъехали метров на 100 от того места, и выбрались на пустынный берег. Рожа у Отто начала расти как на дрожжах: глаза заплыли, губы опухли, уши увеличились раза в 2. «Это тебе, что бы не срал где попало!» - позлорадствовал я. Пока мы пережидали атаку диких пчел, возле берега лежало 2,5-метровое крокодилячье бревно и не шевелилось.

Изображение

Наверное, думало оно: «Раз пчелам не достались, - значит будете моим обедом». - «Фиг тебе», - подумал я, и бревно медленно ушло под воду в сторону противоположного берега.
Через полчаса мы забрали оставшиеся вещи, попили пива и отправились дальше. По пути на встретились замбийские рыбаки, у которых мы выменяли рыбу на хлеб. Соотношение было примерно такое: буханка на 6 среднего размера тиляпий.

Изображение

Всего мы поменяли 3 буханки. Ну, думаю, сегодня будет славный ужин! Однако, Отто замылил полтора десятка рыбин, а потушил только 2, хотя и самые крупные, плюс картошечка, плюс винцо, в общем, встал я из-за стола как аристократ, - с чувством легкого голода.

Изображение

Возле берега, совсем рядом, где мы поставили палатки резвилась стайка бегемотов. Вдалеке мерцали огоньки Чирунду – наш конечный пункт следования. Нам останется обогнуть только вон тот холм, пройти на веслах часа три и дожидаться, чтобы нас забрал транспорт.



30 марта 2007 года.
Утро. Как две капли похоже на предыдущее…

Изображение

Изображение

Мы шли по середине реки, когда глубина, стала совсем небольшой и дно четко просматривалось, на дне отчетливо была видна темная тень нашего каноэ. Вдруг, я обратил внимание, что теней стало две… Я показал их Отто. Тот только улыбнулся, что, мол, крокодил – не бегемот, просто так не нападает. Через некоторое время он действительно отстал, и мы подъехали к мосту, соединяющему Зимбабве и Замбию.

Изображение

Под мостом в тени деревьев омывали себя на берегу совершенно нагие черные девушки. Они встали в полный рост, как только заметили нас, и развели руками: «так получилось», – улыбались они. «Мы не виноваты», - мы тоже развели руками, и на очень близком расстоянии, медленно проследовали мимо них.
Еще минут через пять мы пристали к берегу, вытащили каноэ, разобрали вещи и стали ждать пикап, который отвезет нас обратно в Карибу.

Изображение

Итог путешествия на каноэ: обгорелые руки, ноги и лицо, и несколько хороших фоток. Никакого экстрима. Оценка: троечка.


Часть V. Чирунду – Кариба – Булавайо.
Возвращение в Карибу длилось около трех часов. Живописная, но узкая дорога серпантином взбегала на холмы и так же стремительно падала вниз. По обочинам гордо стояли баобабы, возвышаясь над бушем, как великаны над лилипутами. То тут, то там были разбросаны обгорелые остовы дальнобойного транспорта, который умело не вписался в поворот и въехал либо в скалу, либо в баобаб. «Слишком много аварий при таком количестве машин», - подумал я. Видимо причина крылась в том, что дороги очень узкие, а знаки на обочинах быстро зарастают тростником и их видно только с очень близкого расстояния. Зимбабвийцы же – лихие ребята, их хлебом не корми, дай погонять на узких дорогах. К примеру, наш пикап, груженый каноэ, ехал по этому серпантину вверх со скоростью более 100 км/ч. Я бы не отважился… Видимость – не более 50 метров вперед, а машин, хоть и мало, но они есть, и едут с такой же скоростью тебе навстречу.
Но, мы благополучно миновали все опасности и вернулись в Карибу целыми. Энгельберт куда-то умотал, и в лодже была одна Тариро. Она мне сказала, что выезд в ВикФоллз назначен на завтра на раннее утро. Ехать около 1100 км (у Энгельберта не было разрешения выезжать на своей короле за границу, по территории Замбии дорога почти в 2 раза короче), так что к вечеру будем на месте. Меня это вполне устраивало. Главная цель моего путешествия – сфотать лунную радугу. А ее как раз можно было застать в конце сезона дождей в полнолуние, т.е. 2 апреля. Все складывалось как нельзя лучше. В приподнятом настроении, которое я не хотел портить себе садзой, я решил сам приготовить что-нибудь на обед. Это был обычный обед временно холостого мужчины: все что было в холодильнике посыпалось на сковородку и сверху залилось яйцами. На мой взгляд – это был верх кулинарного искусства, но Тариро почему-то поморщилась и есть не стала. «Ну и ладно», - подумал я, - « двойная порция обеда голодному сибирскому мужику не повредит», - и доел все остальное.
Потом мы пошли в Кати Сарк пить пиво в баре,
Изображение
расположенном самым благоприятным образом для релаксации и наблюдению за тем как солнце садится за холмы, а его последние лучики мягко стелют по воде, в которой плавают цветущие гиацинты.

Изображение

31 марта 2007 года
Энгельберт пришел в лодж только часам к 10 утра, и сказал, что не смог найти бензина, но договорился с кем-то, что в 2 часа ему кто-то продаст нужное количество, но, чтобы я не беспокоился, - мы будем ехать всю ночь и на водопаде будем вовремя, а пока он привез пива, и можно будет накачаться как следует перед поездкой. Надо сказать, что я пью очень мало пива. Не нравится мне пиво как напиток, вышел я из студенческого возраста, я предпочту вино и коньяк. Но здесь, в Зимбабве, я его выпил, наверное, тонну, потому как ребята ничего не понимали в вине, не знали слова «коньяк», а пиво считали лучшим напитком на свете, ну и, соответственно, пичкали его дорогому гостю во все дырки.
В полупьяном состоянии мы выехали только в пятом часу вечера. После захода солнца началась настоящая африканская гроза. Дождь лил стеной, из-за чего нам пришлось резко скинуть скорость, молнии сверкали одна за другой, гроза не прекращалась долгое время. Мы уже свернули на Булавайо в городишке Чинхойи, а он только усилился. Было впечатление, что туча решила прокатиться вместе с нами, чтобы молниями поосвещать дорогу. Вымотанные дорогой, под самое утро мы решили немного поспать в машине в Гверу, к счастью дождь почти прекратился, но стало очень прохладно. Тариро сказала, что Гверу в Зимбабве – своеобразный полюс холода, и что зимой температура там нередко опускается до 0°С.

1 апреля 2007 года

Поспав до рассвета мы двинулись дальше. Проехав еще несколько километров машина встала и заглохла. Энгельберт проверил уровень масла – сухо. На ближайшей заправке купили масло и долили бедной машинке. Она проехала еще несколько километров и опять встала. Энгельберт опять долил масла, так продолжалось некоторое время, пока масло не полилось из верхнего отверстия. Энгельберт стоял возле машины и не знал куда лить еще. «Хватит», - сказал я, «Ты же видишь, что дело уже не в масле». Последние 40 км до Булавайо мы добирались 3 часа. Оказалось что у него навернулась коробка передач и ее попытаются отремонтировать только к вечеру. А пока он устроил меня в небольшой лодж, где из постояльцев был я один. Из неудобств было только то, что удобства были одни на всех, но больше никого и не было.

Изображение
Днем я посетил жилище Тариро и Энгельберта. Тариро живет в растаманской коммуне - домик с картонными перегородками, в котором живет около 30 молодых растаманов, там они курят марихуану, трахаются и смотрят ужастники на dvd-дисках из серии 128 фильмов на одной стороне. Тариро жила в комнате со своей подругой. Тут она и призналась мне, что они с Энджи любят друг друга. Лесбиянкой оказалась моя помощница гида.
Семья Энгельберта приютилась в чем-то подобии двухкомнатной собачьей будки, общей площадью 2,5*4 метра. Одновременно в этих комнатках проживали 5 человек: жена Энгельберта, его двое сыновей и сестра жены. Жена у Энгельберта – болела малярией, но уже шла на поправку.
Вечером оказалось, что на поезд билетов нет, точнее они есть, но только в те вагоны, где крестьяне вместе с бой перевозят домашний скот. Я отказался с условием, что завтра меня обязательно посадят на первый автобус до ВикФоллз, и мы пошли гулять по городу, а потом в ресторан.

Изображение

Изображение

После ресторана мы условились, что Энгельберт заедет за мной в половине шестого утра, чтобы в 6-00 отправиться первым автобусом
Последний раз редактировалось Dmitry 19.09.2008 12:22, всего редактировалось 1 раз.
В действительности все было не так, как на самом деле

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 19.09.2008 12:16

Часть VI. Булавайо – Vic Falls. Водопад.
2 апреля 2007 года
Я проснулся в 5 утра. Сделать это для меня было совсем не трудно: 6 часов разницы во времени, и привычка вставать рано. Автобус отправляется в Виктория Фоллз ровно в 6 часов утра. С Энгельбертом мы договорились, что он заедет за мной на такси 5-30, чтобы без проблем купить билет и отправиться к главной цели путешествия – съемке лунной радуги. Энгельберт – человек железного слова: сказал, что приедет в 5-30, - значит придет в 6-10, как раз сразу за отправлением автобуса. Пролепетав, что-то, типа: «полчаса ловил такси, а все как назло в парк едут», он виновато взял мою сумку и понес в машину. От него пахло перегаром. В качестве подарка я ему привез бутылку водки «Порожнякъ», которую он мечтал выпить вместе с женой. Я ему подробно объяснил, как надо пить водку, но видимо он меня не послушал и наклюкался, по-привычке разбавляя ее льдом и тоником. Отсталые люди, что с них возьмешь! Пьют водку маленькими глотками и не закусывают! Где был профессор Преображенский! Надо срочно вводить культуру в массы зимбабвийского народа! Примерно с теми же лозунгами, что и про презервативы. Например: «Почему я такой умный? – Потому что я закусываю водку горячими закусками!» и многочисленные портреты улыбающихся молодых людей с веселыми глазами.
Следующий автобус только в 12-00. За что мне нравится Зимбабве: так это за ее неунывающих людей! Ну ушел автобус, ну опоздали мы на него, - ну и хрен с ним! Поедем на попутке! И мы поехали ловить попутку. Энгельберт сказал, что их здесь как грязи: все едут только в ВикФоллз и никуда более, и только мечтают о том, чтобы я их осчастливил своим присутствием. Ловили мы попутку типа минибас, или легковушку, - поймали грузовик с 2 прицепами, типа КАМАЗ (Volvo) груженый под самую крышу желтыми апельсинами в полипропиленовых мешках. Кабина тоже была забита теми же самыми мешками, и там сидел хозяин мешков. Вот так, сидя как Ломоносов на осетре, на желтых апельсинах, и постепенно потребляя их, я и въехал в Виктория Фоллз.
В 15-00 я заселился в Encore Budget Lodge. Хорошее недорогое место. Чисто, уютно, хороший ресторан, недалеко (всего 10-12 минут пешком от водопада Виктория), но, даже туда отвозит менеджер на служебном автомобиле (включено в стоимость).
Кстати, сначала меня поселили в номер, где из душа всегда бежала вода, даже когда я не хотел им пользоваться, но, судя по всему Энгельберт, который бронировал мне здесь номер, сказал им, что известный русский фотограф (вот, прохвост! Это, конечно же, не соответствует действительности), и меня переселили в отличный номер без подобных проблем. Вечером меня свозили на водопад. Стоимость входа 20 USD. Если вы житель Зимбабве или ЮАР – 5000 зимбабвийских баксов.

Изображение

Впечатлений и мокрой одежды от самого водопада гораздо больше, чем хороших фоток. Увы, солнца - нет, луны – нет, радуг – нет никаких. Все небо затянуто противными облачками и тучками. Я промок весь, как будто стоял в одежде целый час под душем. Но радости и восторга было столько, что ничто не омрачило мое настроение, даже отсутствие вина в ресторане за ужином, - пришлось брать опять пиво!

Изображение

Изображение

3 апреля 2007 года.
Мне было смешно смотреть, как весь персонал отеля принимает меня за великого фотографа. Когда я снимал отель, так, для себя, на память, его оранжевые арки ни фоне черного ночного неба, ресторан с его деревянными фигурами, внешний вид отеля, ресепшн и пр. ко мне подошел менеджер и предложил 200 баксов за мое «творчество». Мое проживание стоило всего, вместе с едой и алкоголем, около 100 баксов, а поскольку материал был уже отснят, то я согласился. Думаю, что для Зимбабве это – большая сумма, да и прикольно все это было… Обещал, как обработаю фотки обязательно пришлю им по мылу. Уже готов это сделать.
В 16-00 опять поехал на водопад. Сегодня солнечно, очень много радуг, ветерок тихий-тихий: поэтому много открытых, не заслоненных брызгами участков водопада, особенно Главного потока. Но, как назло, перед самым заходом солнца – небо опять затянулось тучами, и луны я опять не увидел. Вернулся опять мокрый и счастливый, несмотря на то, что натер ноги и порвал сандалии. На этот раз снимки удались! Просто супер!!!

Изображение

Ужин при свечах – супер!!! Рыбное филе под белое вино – неописуемо! Шефу передал привет и наилучшие пожелания! Хочу завтра встать в 5-00, чтобы увидеть восход солнца над водопадом. Парк открывается в 6-00.

4 апреля 2007 года.
От впечатлений заснул поздно, проснулся рано. Без 15 минут шесть я уже у входа в парк уговариваю сторожа пропустить меня, а то я пропущу наступающий восход. Мои мольбы не были услышаны, и я, как законопослушный гражданин ровно в 6-00 купил билет и прошел на смотровые площадки. Сегодня ветер дул в сторону Замбии, поэтому я остался абсолютно сухой. Сделал несколько очень удачных снимков и панорам.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

К 9 часам вернулся в отель. Оказывается, сообщили мне на ресепшне, что ночью приехал господин Энгельберт и госпожа Тариро, и с ними еще один господин. Я сразу прошел в ресторан, и заказал себе яичницу с беконом. Блин! Как много же им надо времени, чтобы пожарить два яйца! Ждал более получаса, наконец, с извинениями в виде бутылки пива они принесли мне завтрак.
Примерно в 10 часов проснулись ребята. Они зашли ко мне в номер и познакомили с Кларенсом. Это тот самый третий чувак, который возил с Энгельбертом и Тариро Виракочу в Мотопос.
После традиционных утренних двух или трех бутылок пива мы поехали в Трэйн офис фирмы Wild Horizons, которая специализируется на экстремальных активитиз в районе водопада. К слову именно им принадлежат аттракционы GorgeSwing, FlyingFox и пр., владеют несколькими ботами для сансет круизов по Замбези… Они, также продают ваучеры на банжи с моста, которым монопольно владеют замбийцы.
Мы оплатили:
GorgeSwing – 70 USD
Bangi Jumping – 90 USD
Boat Cruise – 25 USD
И меня тут же повезли на Годж.

Изображение

В этом месте Замбези делает крутой поворот. Стены каньона круто обрываются вниз в кипящую воду. Я не был в Гранд Каньоне в США, но зрелище, которое я увидел – напомнило мне о ковбоях, индейцах и прочих отважных парнях, которым любые трудности по плечу…
Сначала инструктаж, затем на меня надели сбрую, и сказали – иди вон туда, там тебе помогут прыгнуть! Я подошел к месту прыжка, передо мной уже образовалась живая очередь из 10-12 человек. Все хотели прыгнуть. Сначала прыгала девушка. Она помахала всем рукой на прощание, весело улыбнулась, повернулась, выпрямила ноги, и … взлетела… Она на миг зависла над пропастью, взмахнула руками как птица и рухнула вниз, на камни, 70 метров, не долетая нескольких метров, трос натянулся и плавно отвел ее по параболе в сторону. Пару минут она раскачивалась от одного берега к другому над бурной рекой, и ее стали поднимать.

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Надо сказать от этого зрелища сначала затряслись поджилки, потом я подумал: «ну, вот эта девчонка смогла, а я что хуже?» Второй прыгатель оказался молодым австралийцем, которому раз пять считали «Три-два-раз-прыгай», а он никак не мог решиться, наконец, его просто столкнули и он с воплем полетел, но выбрался наверх с очень счастливым лицом, как будто это он сам сделал этот подвиг! В общем, все прыгали по-своему, каждый боялся в меру своей подготовки, преодолевал страхи и фобии, но прыгал… Я стоял и фотографировал прыгающий народ. Спустя несколько минут страх прошел, и когда подошла моя очередь, и инструктор сказал: «прыгай», я только сделал пару шагов для разбега и полетел! Я прыгнул! Я летел с чувством полной эйфории несколько часов, пока не увидел медленно надвигающийся на меня трос… я схватил его руками, поскольку испугался, что он может ударить меня больно по чайнику, но было уже поздно: небольшая ссадина образовалась на виске. Я раскачивался от одного берега к другому, подо мной были то острые камни, то бурлящая жидкость, но это был кайф! Это было сравнимо с восходом солнца на Килиманжаро, с тем, что я первый добрался до вершины, с проходом по порогам Казыра на рафте, с первым сексом, наконец!!! Затем, медленный подъем. На отвесных скалах птицы свили гнезда, пучками росли какие-то суккуленты, а вдалеке, то и дело заслоняемый брызгами с водопада виднелся знаменитый мост через Замбези! Я выбрался наверх, все меня поздравляли, жали руки, дали холодной воды. Здорово! Я просто сидел и смотрел как прыгают люди, среди которых был и маленький, лет 8 австралиец. Он повернулся спиной к пропасти, сложил руки на груди и с улыбкой упал вниз!
Минут через 20 ко мне пришел адреналин. Меня начало немного поколачивать, в руках появилась дрожь, но вскоре это прошло. И мне захотелось еще, но уже с тарзанки, и я поехал на мост. Перешел границу, добрался до места в 13-10, а мне говорят: «Извини, дорогой, - ланч! До 2 часов – никаких прыжков!» - «Пиздец!» - подумал я, - «только в раж вошел, а тут такой облом!». Короче просидел я этот час и просмотрел 5 минутный клип 10 раз подряд, как народ прыгает с тарзанки – впечатлило! Здорово! Ровно в 2 часа, вышла черная мадам и объявила, что никаких прыжков сегодня не будет, так как ветер с водопада слишком сильный, что неблагоприятно отражается на свойствах резинового жгута, так что всем пора по домам, кто хочет, может приходить завтра утром все билеты и ваучеры действительны!
Ушел полностью раздосадованный, но может завтра утром повезет!
В 4 часа назначена прогулка по Замбези на боте. По описаниям Gacella – это очень интересно. Действительно вино, пиво и мизерный ужин – бесплатно.

Изображение

Мы прошли вокруг одного острова, потом вокруг другого, никого, кроме бегемотов мы не встретили, да и тех из-за условий недостаточной освещенности фотографировать было сложно. На соседнем боте сидел негр в набедренной повязке, который работал негром, которому все было уже по-барабану, который просто сидел и безучастно смотрел вокруг.

Изображение

Вернулись на берег. Всех развезли по отелям.
Ужин в Encore – «почувствуй разницу!» - как всегда удался на славу! Потом 3 традиционных вечерних бутылки пива, и, спать – завтра утренний прыжок!

5 апреля 2007 года.

Изображение

В 9-30 я уже на мосту и готов прыгать. Я – первый! Это и к лучшему, - не видно страхов других, - просто отталкиваешься и прыгаешь. Меня упаковали, пропустили, через тройной контроль, пристегнули к жгуту, сказали «Банджи», и я снова прыгнул. Ощущения сходны с Годжем, но они, во-первых, уже вторичны, а во-вторых, все-таки другие! Банджи я много раз видел по телеку, читал, а Годж – это было что-то новое, неизведанное! Полет на острые камни, а не в бурлящую воду – разница на самом деле большая! Рекомендую всем испытать и то и другое.

Изображение

Кстати, и на мосту и Годж снимают на видео. Стоимость видео от 15 до 25 баксов.
На мосту, после прыжка меня обступили продавцы сувениров и я не удержался и оставил 10 баксов за великолепные статуэтки старика и старухи из тяжелого черного дерева (это конечно, не обязательно само черное дерево, но это и не важно, - важно, то, что они мне понравились!)
В Зимбабве меня ждет Энгельберт и мы едем с ним посмотреть на баобабы в окрестностях водопада.

Изображение

Потом поехали в Сафари лодж, который расположен вдалеке от всех увеселительных мест. Терраса ресторана (как без пива!) лоджа расположена над озерцом, куда приходят на водопой разные животные, а туристы в это время пьют пиво в ресторане или купаются в бассейне. В ресторане была безумно красивая официантка. Тариро сказала, что она из Свазиленда. Кожа у нее была светлой желто-коричневой, к сожалению, она не разрешила себя сфотать…
Затем был прощальный шопинг на Виктория Фоллз, и ближе к вечеру, выждав пока закончится дождь, мы поехали в Хванге.


Часть VII. Hwange. Hwange - Bulawayo
В Хванге мы приехали уже часов в 10 вечера и поселились в Main Camp Lodge. Прикольно. Большой дом с 3 входами, 2 спальни, гостиная, столовая, кухня туалет, ванна, душ. Все это на 4 человека. По дороге в НП мы заехали в одноименный населенный пункт, где закупили всякой еды, и поздно вечером принялись ее поедать, чтобы похудеть. После еды договорились, что выезжаем на сафари в 6 утра.

6 апреля 2007 года.

Изображение
На этот раз без опозданий и лишних проволочек. Мы катались по парку до обеда, но увидели только небольшое стадо куду и пару жирафов, а так же кучи свежего говна слонов, носорогов и пр. крупных животных. Они только что здесь были! И вот их уже нет! Вот не повезло!

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Кстати, в парке оборудована специальная смотровая площадка возле озера, куда приходят животные на водопой. Очень удобное место для съемки, но пришли туда только куду.
Сначала я планировал задержаться здесь на пару дней, но после такого облома решил не испытывать судьбу, и уехать после обеда. Мы пообедали на лужайке возле нашего домика в компании стайки мангустов, которые подходили совсем близко к нам, но главная их цель была – мусорная куча, которую еще не успели вывезти за пределы лоджа.

Изображение

После обеда, за воротами парка, мы увидели то, что не могли найти внутри: огромные стада (не сравнить, конечно, с Серенгети) импал, зебр, буйволов, гну, стаи марабу все это оказалось за пределами парка и мирно паслось в 50 метрах от дороги.

Изображение

Изображение

Мы потусовались с животными еще часа полтора, а затем поехали в Булавайо.
На Хафвэе (забегаловка с заправкой расположена по середине пути между Викфоллз и Булавайо) у нас закончился бензин, а еще пилить около 220 км. Пока Энгельберт бегал в поисках топлива мы сели перекусить и, как всегда, выпить пива. Недалеко от нас расположилась группка детей от 3 до 13-14 лет, которые продавали деревянные фигурки . Таких поделок я нигде ни до ни после не видел.

Изображение

Грубо, не до блеска как в курортных местах, но очень изящно и со вкусом сделанные фигурки, которые мало кто покупает, т.к. большинство туристов проезжают мимо этого места, а те, кто останавливается не спешат ходить по окрестностям, - быстро кидают в брюхо еду и уезжают. Короче я у них скупил все стадо носорогов и бородавочников, купил бы еще и жирафов, да те были слишком большие, а мне путешествовать еще почти две недели. Стоимость всей покупки – 40000 зимбабвийских долларов, для сравнения: что-то типа чизбургера в этом заведении стоило около 75000 зимбабвийских долларов. После покупки дети с удовольствием позировали мне.

Изображение

Изображение

Скоро подъехала передвижная заправка: пикап, в кузове которого стояли 200-литровые бочки с бензином. Ура! Бензин есть! Мне показалось, что еще сильнее чем я этому событию обрадовались Кларенс с Энгельбертом. Вскоре я узнал в чем была причина их бурной радости: подъезжая к Булавайо они признались, что сегодня проходит центральный матч по футболу чемпионата Зимбабве. Встречаются «Динамо» из Хараре и «Хайлэндер» из Булавайо. Мы все вчетвером пошли на матч. Уже начался второй тайм, но мы почему-то не торопились на трибуны. Оказалось – это традиция, поскольку нельзя проносить с собой на трибуны стеклянную тару, то все накачиваются пивом за их пределами. Нам предстояло выпить по 2 бутылки 0,7 пива, которое в меня уже не лезло, но на халяву (правда за мои же деньги) вливалось в меня тонким ручейком. Наконец, мы прошли на стадион и сели на первые попавшиеся места. Играли две дворовые команды. Парни, конечно, бегали как заводные, но в их суете не просматривалось ни одной мысли. И как это только национальная команда Зимбабве сыграла вничью с Марокко!? «Хайлэндер» проиграл. Никто не расстроился. Те, кто болел за «Динамо» - радовались победе, а остальные поздравляли их. Все было мирно, но «тихо» по-африкански. Песни, флаги, пляски, езда на крышах автомобилей, бесконечные сигналы и т.д…
Вечером поселился в том же лодже.


Часть VIII. Матопос.
7 апреля 2007 года
После завтрака в пиццерии я прождал Энгельберта около часа, пока тот разыщет автомобиль для поездки в Матопос. Хотелось туда попасть пораньше и провести весь день, но вмешался опять пресловутый бензиновый кризис и мы смогли выехать только в 11 часов. На этот раз Тариро с нами не поехала, а машину (запамятовал какую именно, то ли Surf, то ли 80-й…) вел некто Брюс, а в качестве украшения и повара была Патрисия – очень красивая девушка, лет двадцати двух.

Изображение

Улыбка, фигура, лицо – все в великолепных пропорциях и располагало к дружескому общению. А еще она меня поразила тем (почти по Задорнову), что умела открывать пиво белоснежными зубами. Патрисия – ндебеле по национальности, ее акцент резко отличается от говора шона.
В офисе парка Матопос, пока Энгельберт оформлял документы на проезд, к машине подошел начальник егерей, и молча встал возле раскрытой двери. Брюс попросил меня передать ему бутылку пива и я протянул ее с заднего ряда сидений. Брюс немного замешкался… начальник – нет, - он ловко перехватил бутылку, открыл ее и начал пить, потом так же молча отошел. Я только пожал плечами и рассмеялся. На Брюса было жалко смотреть… Наверное, он испытал сильное унижение, но видя мою веселость, тоже рассмеялся.
Наконец, мы въехали в парк. Тут же появились импалы, которые выскакавали со всех сторон на дорогу и тут же убегали обратно в заросли кустарника. Я сидел по правому борту машины и смотрел во все глаза на них. Вдруг, машина остановилась и Энгельберт предложил мне выйти из нее. Я вышел, и тут моя челюсть отпала: прямо передо мной, по левому борту, стояла великолепная африканская скульптура, высотой метров 30-40. Подступы к ней закрывали колючие кусты акций, но от этого она была еще великолепней. «Мать и дитя», - объявил Энгельберт. «Это естественное образование, которое действительно напоминает африканскую женщину, которая одного ребенка привязала к себе на спину, а второго катит в коляске как европейская женщина». Одно было плохо: набежавшие облачка скрыли объемы этой фигуры и она выглядела плоской на фоне белесого неба. Я взял слово с Брюса и Энгельберта, что на обратном пути мы обязательно остановимся здесь и обязательно пофотаем, так как к вечеру должно было развеяться и небо обещало стать чистым и глубоким. Мы вернулись в машину и поехали дальше. Энгельберт предупредил, чтобы все смотрели в оба – тут много носорогов, и если кто увидит их, тут же останавливаемся. Носорогов мы не увидели, но Энгельберт поднял руку и попросил остановить машину. Он до пояса высунулся из кабины и шумно втянул в себя воздух. «Носорог!» - уверенно сказал он. Мы вышли из машины и медленно пригибаясь к земле пошли в буш. Вскоре мы увидели зебр, вечных спутников носорогов, их сторожей, поскольку у зебр очень чувствительный слух, то носороги ориентируются по их поведению о грозящей опасности, а т.к. носороги, в свою очередь, издают очень резкий запах, который отпугивает хищников, - то и зебрам польза.
Тут и я ощутил этот запах, и понял, что Энгельберт был прав. Ветер дул в нашу сторону, и мы беспрепятственно подошли к последнему дереву перед полянкой, а на ней, буквально метрах в 10-12 от нас стоял и мирно жевал травку огромный белый носорог.

Изображение

Сначала я не увидел ничего необычного, но потом, когда тот повернулся к нам немного боком, мы увидели огромную свежую рану. Тут зебры почуяли нас, заголосили и убежали, носорог неторопясь последовал за ними.
Счастливые мы вернулись в машину. Затем, попетляв, по многочисленным дорожкам мы подъехали к озеру, вышли, и подошли к берегу. Энгельберт предупредил меня, чтобы я держал фотик на готове, но я не воспринял его слова слишком серьезно и … упустил момент! Целая стая крокодилов со всех сторон, подпрыгивая над травой шумно ушла под воду возле берега. И опять стало все тихо и мирно. В воде цвели лилии, по листьям, распластавшимся по поверхности воды, бегал кулик, тростник шелестел под мягким ветерком, облака проносились мимо… Идиллия.

Изображение

Мы сели на специально оборудованное место, для того, чтобы перекусить бутербродами и пивом (!). Пара скамеек и стол. Все чисто. Никаких надписей, вырезанных ножиком. Приятно.
Мы еще поездили часа 2, походили по берегу озера в разных местах, но носорогов больше не встретили.

Изображение

Изображение
Интересно, что вам напоминает эта скала?

На камнях Энгельберт разглядел какую-то змею, которая быстро уползла. Он очень боялся черной мамбы, поэтому предложил нам побыстрее убраться из этого места, т.к. Матопос – это место, где самая большая (наверное, все-таки в Зимбабве) популяция черных мамб. Я видел в серпентарии в Аруше черную мамбу, которая бросалась на всех, кто проходил мимо, и только толстое стекло останавливало ее броски. Очень агрессивное животное. Поэтому мы не стали себя долго упрашивать и начали движение в сторону выезда. Но мы возвращались теперь другой дорогой, так что сделали большой круг по южной части Матопоса. Теперь нам предстояло поехать в северную часть, чтобы посмотреть на пещеры бушменов.
По дороге мы заехали еще раз к «матери и дитя», на этот раз с солнцем нам повезло, оно было уже низко над горизонтом, и давало мягкий золотистый цвет с глубоким объемом – то, что надо!

Изображение

Изображение

Нам удалось побывать только в одной пещере бушменов, а их там несколько, так как поняв мои требования к закатам и восходам, как оптимальному освещению для фотографии Энгельберт пообещал, что покажет мне нечто удивительное, мы не стали заезжать в другие.
К этой пещере, даже, скорее, гроту вела небольшая тропа, метров двести, поднимающаяся на верх.

Изображение

С потолка грота сочилась вода и скапливалась в небольшом водоеме (язык не поворачивается назвать эту чистую вкусную воду лужей). А стены были разрисованы животными и сценами охоты.

Изображение

Маленькие бушмены строили специальные настилы, чтобы рисунки были как можно выше их роста. Не хотелось портить вспышкой сочные краски древних рисунков, а штатив я забыл в лодже. Я нашел какую-то сухую палку и приспособил ее под штатив, но все равно много кадров оказалось не в резкости из-за шевеленки. Мораль: сам балбес, взял с собой штатив в другое полушарие – не забывай его в лодже!

Изображение

Затем мы поехали в то чудное место, которое обещал Энгельберт. Дорога сначала шла между холмами, потом поднялась на вершину и мы оказались у мемориала Сесилу Джону Родосу. Служащий хотел нам подробно рассказать о детстве, юности, годах возмужания, деятельности и прочих заслугах Родоса, но я попросил его это сделать потом, и мы поднялись по тропе на самую вершину холма. Вершина представляла из себя огромный монолит, похожий на половинку от мяча, на самом верху которого лежали огромные валуны.

Изображение

Изображение

Изображение

Это было потрясающее зрелище!!! Но еще больше меня поразило то, что между этими валунами в этом самом скальном монолите была выдолблена могила, как потом оказалось не одна, а целых три! Заходящее солнце, чистое небо, красивейший пейзаж. Отличное место выбрал этот парень для своей могилы!

Изображение

Изображение

Изображение

Солнце зашло. Небо окрасилось в розовый цвет, и над вершиной пронеслись три огромные летучие мыши. Бесшумно. Темными тенями. Как души покоящихся здесь уже почти сто лет отважных мужей. Мистика! Но это было так!

Изображение

Вернувшись в Булавайо мы устроили прощальный ужин в ресторане, так как завтра мы уезжали в Масвинго и там должны были расстаться.
День более чем удался!


Часть IX. Булавайо – Масвинго (280 км). Great Zimbabwe
8 апреля 2007 года
Договорились выехать в Масвинго в 12-00. Я прикинул, что ехать всего 280 км, совсем недалеко. Я такое расстояние проезжаю за 3,5 часа по не очень хорошей, сильно загруженной дороге. Даже, если бы мы приехали в Масвинго в 4 часа, мы бы успели на закатные снимки Великого Зимбабве, тем более, что погода стояла неплохая и вечер обещал быть приятным по погоде. На всякий случай я раз 10 переспросил Энгельберта: «Не опоздаем?» - «Нет-нет», - беспечно отвечал тот. В итоге, как и планировали выехали с опозданием на 2 часа – опять этот треклятый зимбабвийский petrol. О том, чтобы ехать на закатную съемку – не было и речи! Я сильно разозлился на Энгельберта, особенно когда увидел, как белые облачка на оранжевом небе мягко садятся в теплый горизонт. Энгельберт же, наоборот, всю дорогу развлекался тем, что в нашу Тойоту Хайэйс подсаживал попутчиков, на деньги которых, тут же покупал новые бутылки пива. Пиво меня уже порядком раздражало. Мы въехали в Масвинго на закате. Первым делом, я заставил Энгельберта выяснить расписание автобусов до Мутаре, т.к. дальше я путешествовал один. Оказалось, что автобусы начинали ходить в 9 часов, парк открывался в 6-00, расстояние чуть более 20 км можно проехать за 20-30 минут. Таким образом, было не все потеряно! Я рассказал ему свой план на завтра: подъем в 5-00, легкий перекус, в 5-30 выезд в Great Zimbabwe, в 8-15 – 8-30 выезд обратно в Мутаре и… слезное прощание. Мы поехали устраиваться в гостиницу. Все места в гостинице были заняты, пришлось ночевать в Backpackers Lodge. Я думал - будет хуже. Но ничего себе, - из разряда «One night – no problems!» Пятикомнатный номер, в каждой комнате по две кровати и телевизор. На всех один санузел. Кухня была занята под жилую комнату, поэтому утренний перекус, подумал я, придется запивать не горячим чаем, а теплым пивом. В лодже существует тройная система запоров. Первый на входе, и дверь открывает дежурный администратор, проверяет вас по спискам, и только потом пропускает во внутрь. Второй, – запирает дверь номера и ключи есть у всех постояльцев пяти комнат. Третий, - вход в вашу комнату. Поэтому мы безбоязненно оставили свои вещи и пошли ужинать в ресторанчик. За пределами Хараре, Булавайо и Виктории Фоллз ресторанами называются совсем не те заведения, о которых мы привыкли думать… Ресторан в Масвинго представлял из себя, в лучшем случае, советскую столовку в глухом Запердюевске. Маленькое помещение со стойкой раздачи, стены выкрашены советской синей краской, а одна стена отведена под настенную роспись. На ней живописец в стиле соцреализма изобразил участок моря, небольшой пляж, гору вздымающуюся на заднем плане. В море рыбачили рыбаки, на склонах трудились люди. Но что-то в ней было не так, что-то выбивалось из общего контекста… я долго не мог понять в чем дело, и только потом дошло – роспись изображала картинки греческой жизни! Я оглянулся вокруг – все посетители были черные, только я один выделялся среди них цветом кожи. Откуда в зимбабвийской глуши, вдалеке от проторенных туристических троп такая любовь к греческой культуре!? – этого я не мог понять…
Официантки быстро нас обслужили и сообщили, чтобы мы не пугались: через 15 минут (то ли в 7, то ли в 8 – не помню) – плановое отключение электричества на несколько минут и они принесли свечи на каждый столик.
Из еды можно было заказать только два блюда: курица или свинина, и два гарнира: рис или садза. На вкус еда была ужасная. «Наверное, еду сюда доставляют из Греции, - то, что греки не доели, в виде гуманитарной помощи.» Я съел едва ли половину того, что принесли. Энгельберт и Тариро стрескали все за обе щеки, и доели все с моей тарелки. Я обратил внимание, что у них принято доедать все за собой и другими, - никаких комплексов!
После «греческого ресторана» мы зашли в бар, взяли по несколько бутылок пива, и отправились ночевать.

9 апреля 2007 года.
Ночью пошел дождь. Он не прекратился под утро, а перешел из разряда сильного в разряд моросящего. Масвинго окутал туман. Плотные куски тумана катались по улочкам. «Наверное, - это неплохо, для знакомства с руинами», - подумал я. «Вот только, плохо это для фотика, ну да у меня есть накидка, - поробую».
Мы подъехали к комплексу как раз к шести часам утра, купили билеты (кажется 8 долларов), и начали подниматься по склону. Туман скрывал от нас все что было дальше 30-50 метров, поэтому, когда вдруг вынырнула из пустоты огромная каменная стена я опешил. На память мне пришло ощущение, когда мама, меня, пятилетнего пацана привезла в Москву и повела смотреть кремль.

Изображение

Изображение

Изображение

Я стоял с раскрытым ртом и смотрел на высочайшие толстые стены и не мог понять: как эти безграмотные, ленивые дикари, 10-11 веков назад могли придумать и построить все это, не зная чисел и счета (сейчас в Зимбабве, на каком бы диалекте не разговаривали: шона, ндебеле, масвинго – числительные только английские)! Плоские камни складывались друг на друга в строгом порядке, цементирующий раствор отсутствовал, но за все это время комплекс прекрасно сохранился, во многих местах он практически цел! А как великолепно продумана система обороны: узкие коридоры сочетаются с расширениями в которых стояли часовые.

Изображение

Одно и то же пространство осматривало минимум два часовых. Домик вождя находится в самом неприступном месте и от него ведут тропинки и коридоры ко всем постам.

Изображение

Изображение

Женская и детская часть находится в совершенно другом месте, в полукилометре от «военного лагеря», каждый вечер вождю и старейшинам приводили жен.

Изображение

При необходимости все женщины могли укрыться с детьми и скотом в лагере мужчин, а выбить осажденных из их укрытия вряд ли кто смог бы при помощи лука и копий. Я заметил очень много мест, где может быстро наполняться и скапливаться дождевая влага, а дожди в этой части Зимбабве оказывается – обычное дело, так что осаду можно было пережидать очень долго.

Изображение

Жаль, что у меня было всего два с небольшим часа полазить по этим руинам, но увы «история не терпит сослагательного наклонения»…
Всем, кто собирается посетить Зимбабве – настоятельно рекомендую побывать на этих руинах – они того стоят!!!
На обратном пути мы остановились возле небольшого базарчика, где торговали сувенирами. Я купил деревянную маску и нечто, похожее на ленту Мёбиуса, с круглым сечением на подставке, вырезанное из цельного куска мыльного камня. Поскольку таких поделок здесь было несколько, я понял, что это традиционное изделие для этих мест, а не привнесенное европейской цивилизацией модное увлечение для редких туристов. Я спросил, что это у старухи-продавщицы, и она мне сказала (если я правильно смог перевести ее смесь английского с масвинго), что это некий талисман, уберегающий женщин от нежелательной беременности, например, добавила она, когда женщин насилуют воины противника. О как! Стоила эта штука всего 1 бакс. К несчастью, во время перелета Хараре – Дубай я сдал ее в багаж – не вошла она у меня в фоторюкзак(!), она разбилась на несколько кусочков. Но, к счастью, я их уже склеил в единое целое, хотя, надеюсь, по прямому назначению она не понадобится моей семье в ближайшие лет сто. Если интересно, я могу выложить ее фотку, но пока не придумал как лучше снять…
К девяти часам мы были на автобусной станции. Дождь продолжал моросить. В Мутаре уходило два транспорта: Один большой длинный автобус африканского типа с местом для багажа на крыше. Он был почти полностью заполнен пассажирами. Почти, - это только потому, что туда еще, при желании, могли втиснуться человек 50, но это только в том случае, если часть из них сядет сверху на уже тех, кто занял сидячие места. Второй, - небольшой 12 местный автобус типа «маршрутка», в котором были приделаны еще три сиденья, показался мне более привлекательным – там сидело всего 6 человек, и мне уступили самое лучшее, по их мнению, место в первом ряду. Я попрощался с Тариро и Энгельбертом, заплатил за проезд 80000 зимбабвийских денег, и сел на место, справедливо ожидая, что мы вот-вот поедем. И, действительно, в 10-20, когда в салоне было уже человек 12, мы выехали с автостанции. Мы проехали по городку, в одном месте водила остановился, побазарил с одним чуваком, потом с другим, и мы вернулись обратно на станцию. Наконец, в 11 часов, когда, по моим понятиям, в маршрутку, в которой можно было максимум разместиться 25 человекам, вошло, примерно, 50 негров, мы выехали из Масвинго.
Надо ли говорить о том, что ехали мы высаживая одних и подбирая других, но количество пассажиров не уменьшалось. Кто-то вез кур, кто-то гусей, Кто-то пытался залезть с козой, но как ни пытался, - коза не помещалась и ему пришлось ждать следующего транспорта. 280 км мы ехали более 7 часов. Иногда останавливались на короткие остановки в небольших деревнях. В одной я заметил пацана лет двенадцати. Который продавал арбуз (один!) и я поймал себя на мысли, что до этого момента я арбузов в Зимбабве не видел вообще!

Изображение

Иногда, на остановках, я покупал жареную или вареную кукурузу, один раз бутылочку воды, но потом передумал ее пить, чтобы не искать лихорадочно место для туалета, и не оставлять дорогую фотоаппаратуру на совесть добродушных зимбабвийцев.


Часть X. Ночь в Мутаре
по понятным соображениям эта часть без фоток. Их просто нет.
9 апреля 2007 года (продолжение)
Итак, наша маршрутка въехала в абсолютной темноте в Мутаре. Это была промышленная окраина, где за глухими заборами стояли производственные здания. Горели редки огни возле проходных, людей не было видно. Эти заборы показались мне бесконечными, и первое впечатление от Мутаре – крупный промышленный город. Потом мы попали на освещенную огнями и жизнью центральную улицу. К этому моменту в маршрутке осталось только несколько человек. Водила спросил у меня, где бы я хотел выйти, я ему ответил, что возле какой-нибудь гостиницы. Он кивнул головой и остановился как раз напротив такого заведения прямо на этой центральной улице. Я двинул туда, но на ресепшне мне сказали, что мест нет и показали, где находится ближайшая гостиница для богатых белых. Это было на другом конце города. Такси в Мутаре я не заметил, и решил, что прогуляюсь немного. По дороге, я спросил у полицейского, как мне лучше пройти, он неопределенно махнул рукой. Я прошел еще один квартал, и снова спросил дорогу у какого-то парня. Тот сказал, что гостиница – это вон то сияющее огнями здание на склоне холма. Я посмотрел в ту сторону и действительно увидел этот объект, но вокруг него на расстоянии метров 250-300 не светилось ни одного огонька. Меня это несколько смутило, но вида я не подал, и спросил, как туда лучше пройти. Парень вызвался проводить меня, так как он идет в том же направлении. Мы пошли вместе. О чем-то разговаривали. Уличные огни закончились, и дорога освещалась теперь только редко проезжающими машинами. Я уже начал подумывать, что же задумал этот негр? Просто отберет все вещи или сперва изнасилует? Не хотелось ни того, ни другого. Вдруг из какой-то темной подворотни к нему подошли еще трое. Ну, думаю, сейчас начнется! Но, он вежливо попрощался, еще раз показал направление, сказал, что теперь я уже не собьюсь с пути, и они отвалили по своим негритянским делам. Вот! Это мне урок, никогда не думай о людях плохо! Они лучше, чем ты о них думаешь! Оставшиеся метры я на ощупь преодолевал до ворот отеля. Отель назывался «Eastern Gate Hotel» Я вошел во двор. Судя по всему, отель был не из дешевых, но никто не бросился ко мне с распростертыми объятиями. Я прошел на ресепшн и сказал, что мне нужен номер на одну ночь. За спиной у администратора висел ценник – самый дешевый одноместный номер – 300000 зимбабвийских денег. «Это меня устраивает!» подумал я. Администратор был другого мнения и оценивающе посмотрел на меня. «Откуда Вы, мистер?» - осведомился он. «Из Сибири», - чувствуя подвох грустно ответил я. «Что ж, номера у нас есть – 150 ЮэС за ночь» с алчной улыбкой ответил тот. Я было попытался показать ему на ценник, тот лишь отмахнулся, дескать, я не резидент, а для иностранцев у них другие цены… «Что у вас там за номер! Фонтан там что ли из золота?» - вскричал я. «Нет у нас никаких фонтанов», - удивился тот. Тогда я демонстративно сгреб свои вещи и вышел в ночь. На самом деле было не позже 8 часов. Очень грустный я поплелся обратно в сторону центра. И тут из кустов мне наперерез вышли четыре темные фигуры и заслонили дорогу. Я опять подумал – попался! Но это оказался уже знакомый парень, который мне показывал дорогу сюда. Он выслушал мою историю об алчных людях, подумал и сказал, что на самом деле в Мутаре полным-полно всяких мелких отелей и лоджей, и может проводить меня в один из ближайших. Я не стал возражать, - тем более, что парень был уже проверенным. Буквально через 5-7 минут ходьбы он показал рукой на темное одноэтажной здание, чуть в глубине от главной дороги, и все четверо опять отвалили в другом направлении. Опять, на ощупь, я стал подбираться к воротам здания. Когда подошел, то долго не мог сообразить, где же вход и ворота и калитка оказались запертыми. И тут подкатила «камри» и посигналила возле ворот. Подбежал человек, открыл их, пропустил машину и меня. Из машины вышло две пары негров и они быстро сняли себе номера в отдельно стоящих домиках. Наконец очередь дошла до меня. Я тоже попросил номер. «120000 денег», - сказала миловидная девушка за стойкой, и от этого она стала еще более миловидной. Меня не спрашивали какой я национальности, откуда я, почему в Зимбабве, просто записали под древнем зимбабвийским именем Dmitry, добавили префикс MR, начертали первую попавшуюся фамилию (к сожалению ее я не запомнил), взяли от меня деньги, выдали ключ и проводили в комнату, находящуюся в этом же здании. Номер оказался просторный с огромной кроватью и кроватью поменьше, с телевизором … и все… больше не было ничего. Туалет и душ был один на всех, но, поскольку номеров было всего 4 – он был очень чистый и ухоженный. После душа я подошел опять к стойке ресепшна и спросил: «Во сколько отправляются автобусы со станции в Мозамбик?» Девушка ответила, что точно не помнит, но ей кажется, что, часов в 5 утра, тогда, попросил я ее разбудите меня в 4, и на 4-30 вызовите мне такси. «О, конечно! Нет проблем!» - пропела она и я счастливый ушел спать.

10 апреля 2007 года
В 4 часа меня никто не разбудил. Я осторожно прошел в туалет, умылся и привел себя в порядок. В 4-30 я разбудил вчерашнюю милую девушку, и на сей раз она мне милой не показалась, по крайней мере, не совсем. Я спросил: «Где мое такси?» - «Такси?» - переспросила она меня, - «А такси в Мутаре – нет», - сказала она и пожала плечами.
Злой на всю Зимбабву я вышел в ночь и попер обратной дорогой к автостанции. Я шел в абсолютном одиночестве и темноте, даже машины не проезжали мимо меня. Наконец, я вышел на центральную улицу. Возле банкоматов, прямо на асфальте, спали охранники. Я упрямо шел в сторону автостанции. Наконец, мне попался живой неспящий негр, который сказал, что никаких автобусов из Мутаре в сторону Мозамбика не ходит, а мне нужно добраться только до границы, перейти ее, и там целая куча всяких автобусов готовы отвезти меня в любую точку Мозамбика. До границы меня может довезти спецтранспорт – челнок, который курсирует от того магазина до границы и обратно. Я повеселел. Дойдя до «того магазина» я действительно обнаружил там кучку людей, которые ждали этот спецтранспорт. Через минут 10 мы уже сидели в машине и ехали в сторону границы. Я сидел на переднем сиденье и сзади было трое негров, которые о чем-то шептались друг с другом.
«Двадцать тысяч», - сказал водила, когда мы подъехали к границе. Пока я расплачивался с ним, эти трое негров, что сидели сзади, тихо выползли из машины и бесшумно скрылись в приграничных кустах. «Ага, контрабанда!» - подумал я. До открытия границы оставалось еще 40 минут.
Рассвет медленно вступал в свои права, и с первыми лучами солнца границу открыли.


Часть X. Мозамбик (лирическое отступление)
10 апреля 2007 года (продолжение)
В 6 часов я перешел границу Зимбабве. И подошел к границе Мозамбика. На пограничном пункте офицер сказал мне, что я должен еще заплатить и за въездную марку 60000 зимбабвийских долларов, это несмотря на то, что визу я оплатил в Москве.
Как только я ступил на землю Мозамбика, подъехала маршрутка и повезла меня и еще нескольких человек в Чимойо. Это около 70-80 км, стоимость 50 метикалей. В Чимойо на автостанции меня буквально разрывали доброхоты, говорящие по-английски, пытаясь поднести сумку или просто проводить до нужного мне рейса. Им по-черному завидовали те, которые разговаривали только на португальском. Но тут возник полицейский и распугал и первых, и вторых, проверил мои документы, визу, и сказал мне, что в Мозамбике нельзя доверять никому, кроме полицейских. Действительно, форма на нем была «с иголочки» и он выглядел совсем неестественно на фоне рваных ти-шоток и босых ног и огромного количества калек у которых отсутствовали то рука, то нога, иногда обе ноги. Помахивая новенькой блестящей резиновой дубинкой он сам проводил меня к новой маршрутке, выяснил у водилы стоимость проезда (35 метикалей) до Иншопе (Inchope), и сказал, что от туда я смогу уже сегодня попасть в Иньямбане, но если мне нужен прямой рейс, то я могу переночевать в Чимойо, а утром в 4-00 будет автобус до Мапуту, на котором я могу добраться до Иньямбане. Я посмотрел на часы, было около 9 утра. Я поблагодарил щеголеватого офицера, сказал, что тороплюсь, и уселся на первый ряд. Доброхоты, которые рвали меня на кусочки, сейчас прогуливались в опасливом отдалении. Офицер же, гордо взирая на эту публику, не отходил от маршрутки далеко. Маршрутка заполнялась пассажирами около часа. Наконец, когда масса достигла критической отметки, мы выехали в юго-восточном направлении.
Иншопе, несмотря на то, что это узловой пункт для Мозамбика, здесь пересекаются три главные дороги, на самом деле, оказался совсем маленькой деревушкой, но имел три или четыре автостанции, каждая для своего направления (видимо, чтобы не было перегрузок для одного места). Следуя наставлениям полицейского из Чимойо, я нашел его коллегу и в Иншопе, но тот, к сожалению, не говорил по-английски, но, поняв, что мне нужен Иньямбане, подозвал пацана и сказал ему, чтобы тот отвел меня к автобусу. Идти пришлось через всю деревню. Путь был долгий, минут 7. По дороге к нам присоединялись все новые мальчишки. Когда мы подошли к автобусу, вокруг меня уже толпилось человек 20, каждый норовил потрогать мою белую руку, я оказался один из немногих белых, который вот так просто ходил по их родной деревне. Все это выглядело очень забавно. Автобус ждал только меня. Пассажиры с любопытством поглядывали на меня, водитель нетерпеливо махал руками, ехать, мол, надо. Кондуктор из моей речи понял только одно слово Иньямбане, написал на листке бумаги число «500», что означало плату за проезд, попросил написать мое имя в ведомостной книге, получил деньги, провел на место и мы тут же поехали. Это был большой комфортабельный автобус, рассчитанный на 60 с чем-то пассажиров (пять сидений в одном ряду). Занавески на окнах выглядели очень чистыми. Большинство пассажиров ехало из Бейры в Мапуту, поэтому белые им были не в новинку, и все относились ко мне со сдержанным любопытством, даже, скорее, как к своему, нежели к чужаку. Одно удручало, никто из них не говорил по-английски. Автобус никого уже не подсаживал по дороге. Пассажиры ехали только на сидячих местах, правда проходы все были заставлены сумками. Сначала дорога была просто превосходная: в меру широкая, с великолепным новым полотном, разумной разметкой и правильными знаками и указателями. Потом она стала хуже, был участок с проваленным новым полотном, были участки с воронками на старом полотне, но это безобразие занимало всего несколько десятков километров из тех 600 которые мы проехали в этот день.
После полудня мне захотелось есть. Так получилось, что вчера мне удалось съесть только два початка кукурузы и выпить одну бутылку воды (не считая бутерброда и бутылки пива в 5 утра в Масвинго). Ехали мы быстро, нигде не останавливались и надежды мои на возможность купить что-нибудь поесть по дороге таяли с каждым километром. С собой из еды у меня была только почти полная бутылка 0,5 Camus, купленная в Дубайском дьютифри. Я открыл ее и сделал несколько глотков, почти не получая удовольствия (ну разве можно пить коньяк из горла, да еще и в автобусе!?), но чудесный запах разлился во все стороны, и на меня начали посматривать с большим любопытством. Один, самый смелый, не выдержал, подошел ко мне и протянул пластиковый стакан, показывая пальцами чуть-чуть наполнить его, чтобы продегустировать неизвестный напиток. Я показал ему на этикетку, где написано количество градусов, он понял, что это очень крепко и расстояние между его пальцами сжалось в два раза. Я не стал отказывать и налил ему сколько тот просил. Тот отпил мизерный глоточек, крякнул, отпил еще и передал соседу. Так 50 граммов коньяка разделились между пятью мужиками. Теперь я точно стал своим среди этих черных братьев. Жена одного из них передала мне пакетик с кешью, кто-то угостил бананами. Теперь мне улыбался весь автобус, я улыбался им в ответ. Потом я открутил крышку с бутылки, поднял ее вверх, говоря, что пью за них, и сделал еще один глоток. Все остальные отказались, показывая, что это слишком крепкий для них напиток, но все остались довольны и веселы. Вот так 50 граммов коньяка укрепляют дружбу между народами.
Наконец, мы остановились в какой-то деревушке, чтобы привести себя в порядок тем, кому это необходимо. Наш автобус тут же облепили дети и подростки, предлагая печенье, бутылки с водой, колой, орешки и прочие съедобные вещи. Вид воды меня просто возбудил. Но девочка, в руках у которой была единственная бутылка холодной воды, исчезла из поля видимости. Половина автобуса кинулась к окнам, подзывая продавцов вернуться, а другая половина пыталась понять, что означают непонятные слова «зе биг ботл ов вотэ». Мне показывали все что продавали: яблоки, бананы, колу, пиво, кешью, арахис, и еще 150 разных предметов, но это все было не то… Вдруг кто-то спросил меня, почти по-русски: «Аква?» - «Да-да-си-си», кричал я – «Конечно же, Аква!» Все облегченно вздохнули. Желанная бутылка была доставлена мне за 10 метикалей, и автобус смог отправиться дальше.
Стемнело раньше чем в Зимбабве. Солнце опустилось за баобабы, но продолжали ехать еще часа два. Когда приехали в Машише (Maxixe) весь автобус махал мне на прощание руками, а водила сбегал и лично проводил до причала, откуда ходили катера до Иньямбане. Вот так 50 граммов коньяка укрепляют дружбу между народами.
На причале толпился народ, человек 30-35. Я подошел к народу, который ждал минибот, но все уже понимали, что никакой минибот сегодня не придет. Дело все в том, что жизнь в Мозамбике, как и в Чехии, замирает после 7 часов вечера. Но минут через 10 подошла «маршрутка», все и набились в нее. Сначала, естественно, в открытые двери расталкивая всех туда рванули женщины, но их тут же одернули: «У нас тут важный гость, а как вы себя ведете!?» Те смущаясь вышли, и я, не менее смущаясь от таких проявлений заботы, сел в совершенно пустой салон маршрутки на почетное сиденье первого ряда. Рядом со мной сел парень, который единственный говорил по-английски. Я ему рассказал, что мне надо попасть в Тофо, но уже поздно и можно ли где-нибудь в Иньямбане переночевать. «Конечно, можно, я тебя провожу, а утром приду с другом и мы тебя отвезем в Тофо», - он куда-то позвонил, а потом сказал, что это будет стоить 150 метикалей. Примерно на эту сумму я и рассчитывал, поэтому я согласился.
Минут через сорок-пятьдесят мы обогнули залив и въехали в Иньямбане. На миниботе это расстояние преодолевается в два раза быстрее. Парень проводил меня в ресторан, который оказался гостиницей по-совместительству. Ресторан находится справа недалеко от пристани, прямо на набережной. Гостиница, на проверку, оказалась дормитори. Высоченная комната с двумя двухэтажными кроватями, с вентилятором и умывальником. Отдельные номера уже были заняты. Этот, совершенно пустой, занял я один. Стоимость номера 250 метикалей меня устроила полностью, и я уставший, приняв душ во дворе под звездным небом завалился спать. Через десять минут в комнату постучали и в нее вошел мальчишка-портье и парочка: он – белый испанец или португалец, она – очень красивая местная девушка. Пока они скептически осматривали комнату и оценивали мое соседство, я думал: «Неужели повезло!», но они, все-таки, поморщившись ушли. Ночью мне снились эротические сны, но снять мозамбикскую девушку я, все-таки, побаивался.

11-14 апреля 2007 года
Посмотрев, как четверо немцев (или же южноафриканцев, но говорили они между собой на немецком языке) из этого же отеля (именно из-за их присутствия все отдельные номера были заняты) уезжают гонять на квадрациклах (интересно откуда в Иньямбане квадрациклы), я пошел завтракать. Стандарт (бекон, салат и два яйца) плюс чай обошелся мне в 125 метикалей. Подождав до 9 часов своего вчерашнего знакомого, я расплатился за ночлег и пошел искать такси, чтобы уехать в Тофо. Беда этого отеля-ресторана в том, что он стоит в безлюдном месте и машин проходит здесь мало, поэтому я тащился со своими сумкой и рюкзаком метров 800 – до первого полицейского, который проводил меня на площадь автостанции, по-совместительству – рынок. Кроме меня, из белых, на площади тусовался еще один. Мы познакомились, - это оказался датчанин, который уже четыре месяца путешествует по Африке. Ему тоже нужно в Тофо, но он забронировал место в другом отеле. Мы договорились с водилой маршрутки о цене 400 метов на двоих, и с комфортом вдвоем, без кур, гусей и 35 черных пассажиров поехали в Тофо. А такси в Иньямбане –нет! Даже не пытайтесь искать!
В Тофо я остановился в Casa Barry, а датчанин отправился дальше. Вечером мы с ним встретились на берегу, и он махнул в сторону юга на противоположный берег бухты, где красиво взбегали на зеленый холм разноцветные домики и виллы. Casa Barry – самое приличное место в Тофо, имеется несколько касит разного уровня сервиса и комфортности. В Тофо я приехал нырять и отдыхать, поэтому мне нужен был номер с максимумом удобств внутри и спокойные, подальше от ресторана, ночи. Номер, который отвечал всем моим требованиям, стоил 500 рандов (чуть меньше 70 баксов), но это стоило того. Просторное шале с двумя кроватями, вентиляцией, душем и туалетом.

Изображение

Расположившись и осмотревшись, я пошел записываться в дайверы. В Мозамбике несколько «раскрученных» дайв-сайтов, в первую очередь, архипелаг Базаруто, например. Побережье возле Иньямбане начали пользоваться популярностью совсем недавно, когда здесь были обнаружены китовые акулы и манты. Таким образом две рыбацкие деревушки: Тоfo и Guinjata Bay быстро превратились в места паломничества дайверов и просто бэкпекеров, любящих сидеть под пальмой и ждать, когда с неба упадет банан. Про Тофо мне взахлеб рассказывали старые дайверы-австралийцы на Сипадане, а судя по их рассказам, они поныряли везде.
И вот я здесь! В Тофо-скуба меня быстро приняли, и рассказали, что до двух часов дня я совершенно свободен, а ровно в два – чек-дайв. Времени было еще почти 4 часа, и я пошел обратно с заходом на рынок. Рынок – типичный африканский. От всевозможных бус, масок и деревянных фигурок, до фруктов… Стоп! Фрукты! В Зимбабве самый сладкий фрукт – помидор запивается пивом! А здесь были настоящие фрукты: яблоки манго, ананасы… (Я напоминаю, что я живу в Сибири – тайга, медведи, снега метров 10, и все такое, и последний раз я ел манго и ананасы на Борнео).

Изображение

Изображение

Всем ремесленникам я пообещал, что куплю у них обязательно что-нибудь перед отъездом и на деньги, что у меня были в кармане – около 120 метов – купил 2 ананаса и 3 манго. Затем, я пришел в номер – и отвел душу! Ох, и зря же я это сделал! Хотя я съел только один ананас, но губы, нос и подбородок у меня щипало изрядно, а когда погружался – соленая вода только усиливала жжение.

Изображение

Изображение

Я не буду описывать здесь подробно все дни, проведенные в этом замечательном месте, так как, не дайверам все мои описания покажутся однообразными, а посвященным я не смогу передать свой восторг. Снимал под водой я мало, так как мой чехол для подводной съемки Ewa-Marine – страшно неудобный, и на большой глубине (26-30 метров) с ним борешься больше, чем снимаешь, а на правильный бокс, который стоит дороже самого фотика (4-5 тысяч со светом и пр. причиндалами) меня жаба душит. Из-за моего чехла, меня с 30 метров и 20 барам вытаскивала на октопусе инструктор Джоанна (еще раз ей спасибо, что вовремя заметила и спасла мне жизнь). Но, все-таки, две встречи под водой я опишу, может дайверов станет больше.
Катер с нашей группой отправился на один из дальних сайтов – «Манта риф». Всю дорогу по бухте мы вглядывались в поверхность океана, в надежде встретить китовую акулу, но, - не повезло… Проплутав зигзагами по бухте, мы подошли к сайту и отправились за борт. Глубина около 26-28 метров. Как только мы достигли дна, и собрались возле инструктора, - произошло чудо: медленно из взмученной океанским штормом воды, из толщи, куда свет проникает только после месячного штиля, - появилась она.

Изображение
Изображение

Манта неохотно махала своими крыльями и приближалась к нам. За ней другая, третья, четвертая… Размах крыльев первой достигал 4-5 метров. Вся наша группа притаилась в рифе. Манты зависли над нами, грациозно-снисходительно рассматривая нас. Потом они сделали круг, еще один, и, казалось уплыли прочь, и мы уже двинулись вдоль рифа, но тут они вернулись, и опять зависли, но теперь до них можно было, при желании, дотянуться рукой. Пузырьки воздуха щекотали им белое брюшко, а они не двигались. Мы старались дышать как можно реже, чтобы не спугнуть. Еще немного и они уплыли. Гигантские мурены, лайон-фиш, и прочие красоты океана, теперь были не в счет, все проигрывало тому облаку, которое было живое и двигалось по своему желанию.

Изображение

Изображение

Мы всплыли на поверхность, забрались в катер и долго молчали, даже не пытались смотреть друг на друга. Кто-то разводил руками, кто-то смотрел отснятый материал, кто-то просто лег на борт катера и болтал ногой в воде, посасывая дайверскую конфетку.
Минут через 20, когда эйфория стала постепенно проходить, мы отправились в обратный путь. На катере не осталось больше воздуха в баллонах. Катер медленно двигался по бухте. Вдруг, капитан закричал: «Whale shark!» - Мы выстроились по тому борту, куда указывала его рука. Почти заглушив винты, мы приблизились к огромной тени в океане и, молниеносно надев ласты, маску и трубку попрыгали в воду. Она была огромна! Всего в 2-3 метрах от поверхности, не шевелившись, стояла огромная рыбина. Когда кто-то из дайверов проплывал возле нее, можно было легко насчитать, что она была в пять раз больше человеческого роста вместе с ластами! Я разглядывал причудливый узор из белых каракуль на серо-коричневом фоне, подплывал к ней и спереди, и сзади, и сверху, и снизу! Она, то открывала свою огромную пасть, то слегка шевелила хвостом и оказывалась дальше в 10-15 метрах от того места, где только что находилась. Через час измотанные мы поднялись на борт. Такого счастья в глазах людей я видел редко! Мы все радовались, что увидели сразу две тайны океана: гигантских мант и китовую акулу – самую большую рыбу на Земле. Мы радовались от мысли, что прикоснулись к тайне, и тайна чуть-чуть дала нам возможность побыть с ней рядом. Хорошо, что в этот день дайвов больше не было. Можно было просто расслабиться и отдохнуть.
Вечером в ресторане, я заказал корзину сифуда (еды в корзине примерно на 3 человек) и бутылку лучшего, по мнению менеджера, мозамбикского красного вина. Оказалось, что акул здесь не было уже около месяца, и все служащие Casa Barry поздравляли меня с этим событием. Вино оказалось португальским, но оно, действительно было великолепным. Я просидел в ресторане часа два, потребляя фаршированных крабов и мидий, креветок и жареную рыбу, осьминогов и еще что-то, что я не понял.

Изображение

Изображение

Всего за пять великолепных ужинов в ресторане я заплатил 80 баксов. Иногда я брал, вы будете смеяться, - пиво, но когда его тебе не вливают насильно, а просто предлагают посмотреть с террасы ресторана на ленивые волны в слабом свете фонаря, - пиво легко составляет компанию. 2М – хорошее пиво Мозамбика.
В последующие дни мант я видел на каждом глубоком сайте, а китовых акул – еще два раза. Конечно, и тех, и других можно увидеть в разных местах мира, но в Мозамбике пока не так много дайверов, и встреча – гарантирована.
Еще в Тофо есть интернет-кафе. Правда, воспользоваться я им смог только один раз, т.к. все остальное время связь с космосом по проводам просто отсутствовала.
Чем еще, кроме дайвинга можно заняться в Тофо. Рыбалка. В баре висят множество фоток рыбаков, кто поймал марлинов больше 2 или 3 метров.

Изображение

Подводная охота. В бухтах – превосходный океанический песок, но на мысах – каменистые участки – вот там то и охотятся с подводным ружьем, и, весьма, успешно. Просто релакс. Это для тех, кто предпочитает уединенные места для созерцания волн. А для тех, кто предпочитает обратное – у Фатимы устраиваются бэкпекерские пляски. В целом, место - в моем вкусе.
В последний вечер своего пребывания в Тофо, я заказал машину, чтобы меня отвезли обратно в Машише, и оттуда бы я доехал до Чимойо, где бы и переночевал. Выяснив, что первый автобус отправляется в 6 часов утра. Я попросил, чтобы водитель ждал меня уже в 4. Так оно и случилось.
В действительности все было не так, как на самом деле

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 19.09.2008 12:29

15 апреля 2007 года.
В 4 часа мы выехали с этого райского места в сторону Зимбабве. Водитель совсем не говорил по-английски (кстати, в Тофо почти все говорят по-английски очень хорошо, а Tofo-scuba и Сasa Barry содержатся белыми южноафриканцами), поэтому он только изредка смеялся своим мыслям, а большую часть поездки мы ехали молча. Примерно без 20 минут 6, не доезжая нескольких километров до Машише, у нас, со страшным грохотом, лопнуло колесо. Было видно, что водила сильно огорчен этим обстоятельством, но ему было приказано доставить меня на автостанцию к шести часам, и он, сжав зубы, и посмеиваясь, со скоростью 4-5 км в час упрямо вез меня дальше. Редкие машины и прохожие оборачивались и смотрели на странное транспортное средство, но никто не предложил своей помощи, да и он не просил ни у кого. На автостанцию, мы, гордо тарахтя и воняя жженой резиной, въехали в семь часов. Следующий автобус отправлялся только в 12-00, а это означало, что в Иншопе он будет не раньше 8 вечера, т.е. до Чимойо мне сегодня не добраться. В Иншопе придется ночевать под открытым небом, т.к. отелей там скорее всего нет. Но в Мозамбике оказалось все примерно, как и в Зимбабве - подкатывает грузовик с фурами и кричит на всю площадь: «Кому в Мапуту?» - или, - «Кому в Бейру?» - Так люди и перемещаются по стране. Мне повезло, в 9 часов я уже комфортно ехал на Suzuki на заднем сиденье за 600 метикалей. Мы несколько раз останавливались, чтобы перекусить и отдохнуть, но в оговоренные мной 16-00 (иначе я платил бы 500 метов), мы прибыли в Иншопе. По пути нас остановили только один раз на пропускном пункте через Rio Save. Ничего особенного, - обычная проверка документов, которая заняла 2-3 минуты и дальше в путь.
В Иншопе я быстро перегрузился на маршрутку и в начале шестого уже выходил на автостанции в Чимойо. Ко мне тут же подошел тот же самый полицейский, и встретил, как родного. Он спросил, что я собираюсь дальше делать, и когда узнал, что я сегодня хочу переночевать в Чимойо, а завтра утром ехать в Мутаре, - он подозвал подростка, объяснил куда меня надо проводить и попрощался. Парнишка взял у меня сумку и вежливо повел к месту ночлега.
Мы прошли совсем немного, метров 500-800 и подошли к весьма экстравагантно выкрашенному в яркий розовый цвет одноэтажному зданию.

Изображение

Ограда вокруг здания тоже была выкрашена в розовый цвет. Цветы в саду также были всевозможных, но только розовых оттенков. К нам вышла хозяйка заведения, одетая в розовое платье. «Хелен», - представилась она, - «Добро пожаловать, в «Розовую папайю», - томно пропела она, и провела меня в дормитори. «Можешь занимать любую из кроватей, кроме одной – здесь спит Шерил, - она американка, все остальные свободны» затем она показала мне холодильник, в котором находились бутылки пива, вина, йогурты, бутерброды, печенье и прочая еда. «Все это можно брать, когда захочется, только отметь в тетрадке напротив своего имени, что ты взял, - у нас тут все на абсолютном доверии!» - продолжала распевать Хелен. «Позволь мне узнать, откуда ты?» - «Из России, из Сибири», - глаза у Хелен округлились. «Этого не может быть! Ты первый человек из России, тем более из Сибири, который останавливается у меня! Пойдем скорее, я представлю тебя своим гостям», - Я попросил пять минут, чтобы переодеться, и затем вышел на веранду. Народ уже был заинтригован, и с любопытством ждал моего появления. Хелен сначала представила, меня, потом остальных своих гостей. «Лео – австралиец, который сейчас живет в Южной Африке, - он самая большая моя проблема!» - вздыхала она – «Он только трахает меня каждую ночь, когда приезжает, но не собирается оставаться здесь жить! Про Шерил я тебе уже рассказала, а этот парень из Австрии, а я сама переехала сюда жить из Лондона».
Завязалась оживленная беседа, скорее болтовня, но здесь было так здорово, такая превосходная атмосфера родного дома, я ощущал себя в кругу старых друзей. Пиво постепенно перекочевывало из холодильника на стол. Чаще всего за ним бегал Лео. Потом парень из Австрии уехал, а Хелен пошла готовить ужин.

Изображение

Она приготовила жареную рыбу с овощами, немного пресноватую на мой вкус, но специи были на столе, и ими можно было воспользоваться по собственному вкусу. Хелен предложила выпить вина, и появились две бутылки, потом еще и еще. У меня оставалось немного заветного Camus, и мы непринужденно допили его до дна. Болтали мы до глубокой ночи. О чем – не помню, да и не важно это! Просто всем было хорошо и уютно в этом местечке.

16 апреля 2007 года.
Утром я расплатился. Оказалось, что жилье, ужин, пиво, вино, завтрак (чай-кофе, печенье неограниченно) стоит всего 350 метикалей. Я поблагодарил хозяйку, мы обнялись, поцеловались с ней, пожали руки с Лео, Шерил еще спала, и я ушел.
Чимойо хоть и небольшой городишко, но расположен в очень живописном месте, и сюда можно приехать, чтобы покататься по горам и окрестностям на джипе.
Полузабитая (всего человек 15) маршрутка отвезла меня обратно к границе с Зимбабве. Оформляя документы я вдруг сзади отчетливо услышал русскую речь: «Здравствуйте!» - Я оглянулся. Передо мной стоял негр и улыбался во весь рот. «Привет!» - от неожиданности ответил я. «Я из Мозамбика, но учился в Киеве». – Мы поболтали еще немного, но он был в большой группе, и у них были какие-то проблемы с документами. Я перешел границу, а они остались еще на какое-то время.


Часть XI. Снова Мутаре
16 апреля 2007 года. (продолжение)
Оказавшись на земле зимбабвийской, я облегченно вздохнул – все формальности позади, и я приступил ко второму этапу длинной дороги домой. Прежде всего мне нужно было попасть в Мутаре, переночевать, а завтра утром уехать в Хараре. Я без труда нашел водилу, который согласился довезти меня до того же самого отеля, в котором я ночевал на пути сюда за 50000 зимбабвийских, правда пришлось его уламывать со 150000, но сделка состоялась и мы поехали. На этом небольшом отрезке пути нас три раза тормозила полиция для проверки документов, а один раз нам пришлось подкинуть двоих местных «гаишников» до полицейского участка. Водила нервничал. В конце концов, он «залупился» и сказал, что дальше не поедет, а то я приношу ему одни неприятности. До отельчика оставалось метров 200 и я возражал не особенно бурно. Я вернулся в отель. За стойкой ресепшна стояла другая девушка. Она посмотрела на меня оценивающе, и завела знакомую мне песню, мол не резидент, поэтому 100 американских. Я ей сказал, что несколько дней назад уже останавливался всего за 120 тысяч зимбабвийских, она не поверила, посмотрела записи, обнаружила мое имя с зимбабвийской фамилией и принадлежностью к Зимбабве, посмотрела на мою бутылку колы, которую я предусмотрительно поставил на стойку и пододвинул к ней, согласилась с моими аргументами, и выдала мне ключи от того же номера. «Мелоди»,- представилась она.
Я оставил вещи в комнате и пошел гулять по Мутаре.

Изображение

Улицы городка почти пустынны днем. Народ концентрируется только в местах торговли. Я прошел Мутаре сначала в один конец, затем в другой… Определился как мне завтра уехать в Хараре и пошел в сторону центрального рынка.

Изображение

По пути я решил зайти в ресторан. Именно в ресторан, а не в фаст фуд. Я забыл, что ресторанами в Зимбабве называются забегаловки с сидячими местами, - все остальное от лукавого. Но поскольку других едальных заведений, кроме пиццы хат, за всю свою прогулку я не обнаружил, я решил пообедать здесь. В меню было только одно блюдо, поэтому мнея даже не спросили, а просто дали номерок и показали за столик, где я должен был ждать традиционную садзу и неопределенное мясо. Еда, конечно ужасная, но зимбабвийцам нравится, да и другого у них в Мутаре – нет. Обед плюс две колы обошелся мне в 25000 зимбабвийских. Больше всего меня поразило, что местное население почти не покупает здесь напитки, а пользуется общей кружкой, которая на металлической цепочке пристегнута к умывальнику. Совок чистой воды!
На рынке я купил арбуз за 20000 зимбабвийских и присел на скамейке пофотать местных персонажей. Как оказалось, я занял правильное место – это место где тусуются мутарские фотографы.

Изображение

Меня тут же обступили человек пять, и с нескрываемой завистью смотрели на мою цифрозеркалку. Дело в том, что они до сих пор пользуются обычными проверенными пленочниками.

Изображение

Изображение

Изображение

Цифру в Зимбабве никто не завозит. Я не против пленки, более того, я уверен, что пленка даст цифре огромную фору, но цифра стала для меня иным способом существования, мне проще провозиться с файлом на компьютере, чем колдовать с химией, да и количество кадров на цифре значительно превосходит пленку. А эти бедолаги фотографию сделали своей профессией, но не могут заработать даже на самую бюджетную зеркальную камеру – все их сбережения съедает инфляция.

Изображение

Короче, мы болтали, я фотал, показывал им что получается, как выглядят пересветы, гистограмма и прочие цифровые нехитрости…

Изображение

Тут подошел один из фотографов и сказал, что напротив сидит самый богатый человек в Мутаре и просит сфотать его. Да, блин, не вопрос! Щелк! И все побежали смотреть на монитор, и тут же восторженно защелкали языками и побежали с докладом к тому, «самому богатому».

Изображение

Тот удовлетворился их сообщением и продолжил деловой разговор. Меня не смутила его реакция: кто я, и кто он! Положение не позволяет общаться напрямую. Мы поболтали и пофотали еще час, и я вернулся в гостиницу поедать арбуз. На всякий случай, я купил еще одну бутылку колы для Мелодии.
Арбуз оказался не вкусным, каким-то сухим, не сочным, но я все равно его доел, потому что он был совсем не крупным, а с маленькую круглую дыньку. Я презентовал Мелодии колу, попросил разбудить меня в четыре часа, и не особенно доверяя ее пунктуальности завел свои часы на это же время.

17 апреля 2007 года.
Меня опять забыли разбудить! Наверное, непунктуальность у зимбабвийцев в крови. Они все исполняют, но через час, два, сутки, год, да и вообще в другой жизни, но расшибутся в лепешку, главное их предупредить об этом.
На улице темно. Я опять иду по пустынным неосвещенным тротуарам. Ближе к автостанции меня останавливает патруль, проверяет документы, но не найдя ничего противоправительственного – отпускают. Без пяти пять я сажусь в автобус оплачиваю 50000 зимбабвийских, и буквально через пять минут мы начинаем колесить по городу. Кстати, мы проехали всего в 50 метрах от моего отеля. А потом вернулись обратно на станцию, подождали еще немного, и, затем, очень скоро поехали через холмы в сторону столицы.


Часть XII. Снова Хараре.
17 апреля 2007 года. (продолжение)
В Хараре я решил поселиться туда, где в прошлый раз мест не было, - в «Отель на Пятой авеню». Поэтому, выйдя из автобуса, я поймал такси и еле уломал водилу отвезти меня туда за 100 тысяч. Езда продолжалась долго, минут 10, и водила забрал у меня честно заработанные деньги. На ресепшне меня без проблем поселили в номер , где стоял телек, и по нему показывало аж 2 государственных телеканала. Туалет и ванна с душем оказались общими с соседним номером. И то, и другое здесь было установлено еще до эпохи Независимости. Брезгливо встав в облупленную ванну в сандалях я принял душ, выпил презентованного чая с сахаром (!) и пошел в город.
Я долго болтался по улочкам Хараре, пока не нашел скамейку, куда пристроился, достал фотик, пристегнул телеобъектив 70-200 и сделал первый кадр проходящей мимо симпатичной студентки.

Изображение

Через пару минут напротив меня резко затормозил «Прадо». Оттуда с заднего сиденья высунулась толстая морда негра и крикнула мне: «Эй, ты, иди сюда быстро!» - я поморщился, чтобы какой-то негр, кричал мне «эй, ты!», и приказывал подбежать к нему на задних лапках, - да пошел он в свою черную жопу! Я остался сидеть неподвижно. Тогда он послал ко мне своего водилу. Водила очень вежливо, стесняясь реакции своего хозяина, сказал: «Вон тот человек в машине просит подойти вас к нему». – «Очень хорошо», - ответил я, «если ему это так надо, то пусть он сам и подойдет ко мне». Водила передал мои слова хозяину, тот в бешенстве выбежал из машины и бросился ко мне. Я не пошевелился, но на всякий случай приготовился дать отпор кулаками. Не добежав трех метров толстяк запыхался и закричал, что Зимбабве свободная страна и он не позволит всяким журналюгам тайно снимать ее жителей. Он бегал вокруг меня, но видя мою внешнюю невозмутимость опешил. Тогда он лихорадочно покрутил головой, увидел полицейского и закричал, чтобы тот разобрался со мной. Ко мне действительно подошел полицейский, и только после этого толстяк уехал. Полицейский доброжелательно проверил мои документы, попросил показать ему, что я наснимал. Я показал единственный кадр: «Смотри, это красивая девушка?» - он согласился, «Тогда почему я не могу ее сфотографировать? Я снимаю людей, которые мне нравятся, я последний день в Зимбабве, завтра улетаю домой, а люди страны – это самое ценное, что есть в стране», - продолжал демагогию я. Тот опять согласился. «И все же, закон есть закон, нельзя в Зимбабве снимать людей, можно только дома, улицы, машины, а людей нельзя. Вам нужно поменять объектив на ландшафтный». – «Хорошо», - сказал я. Он дождался пока я заменю объектив, пожелал всего хорошего и мы расстались. Хороший оказался полицейский. Не арестовал меня, не повел в участок, хотя я и нарушил закон Зимбабве. Вот так доброжелательность укрепляет дружбу между народами!

Изображение

Изображение

Я начал бродить по улицам и снимать городские пейзажи. Пока ко мне не подошел парень и не попросил сфотать его, я долго пытался отвертеться от этой участи, но он настоял на своем, сказал, что не боится никаких жирных козлов в «Прадо», что он сам по себе парень – ничей.

Изображение

Потом он сказал, что Мугабе – сам козел, что его давно пора убить, что он развалил всю страну. На что я ему ответил, что народ Зимбабве сам его выбрал, да и не в моих интересах слушать его политический треп. Он согласился и попросил немного денег на еду. Денег я ему дал. 10000, - все, что у меня в это время было в карманах из местных денег. Он поблагодарил, сказал, что русские – самые лучшие и ушел. Вот так небольшая сумма способствует взаимопониманию между народами.

Изображение

Затем, какими-то петляющими путями я оказался опять на площади Единой Африки, где увидел уличных фотографов. Мы познакомились. Я рассказал о недавнем происшествии. Те посетовали, что так оно и есть. Что единственное место, где можно снимать людей в Хараре – это именно эта площадь.

Изображение

Мы опять поговорили о преимуществах цифры, и они сходу начали предлагать мне деньги за мой фотик. Цена подскочила до 3000 за комплект, а я, балбес, не согласился, хотя, буквально завтра, в Дубаях я мог купить тоже самое на тысячу, а то и больше дешевле. Ну лоханулся, - с коммерческой точки зрения, но мне так не хотелось расставиться со своим фотиком, что я не сильно-то и пожалел…
Ближе к вечеру я вернулся в отель. В ресторане начинала собираться толпа. Сначала я не обратил на это внимания, но потом толпа росла, музыка становилась все громче, и я понял: наступает День Независимости – 18 апреля. Негры танцевали, пили и пели до 6 утра, прямо под моим окном. Все это время я не мог заснуть, а самолет в 10!

18 апреля 2007 года.
Кое-как продрав глаза, я соскочил с постели и помчался на улицу. Улица – пуста абсолютно – все таксисты дрыхли после вчерашней попойки. Пришлось идти в сторону центра. Это около 10-15 минут ходьбы. На огромной стоянке паслись таксисты. Их было человек (а соответственно и машин) пятьдесят. Как только они увидели потенциального пассажира – они начали разрывать меня на части, выкрикивая суммы: 250! 200! 180! Я же их коротко отрезал, сказал: «100 тысяч, и ни доллара больше!» Пока все стояли и обдумавали мое взвешенное предложение, ко мне подошел один таксист, и сказал: «Поехали!»
Пока мы ехали в аэропорт нас на великой скорости обогнал кортеж с самим Мугабе, который провожал делегацию китайских военных, о них я узнал еще вчера из выпуска новостей. Но почему они не остались на годовщину национального праздника? Мугабе уехал из аэропорта еще до нашего приезда. Его ждал народ на стадионе, где и проходили официальные торжества.
Рейс задержали на 4 часа. Местных денег у меня не осталось вовсе, и я коротал время тем, что болтался по аэровокзалу, и болтал с такими же как и я невезучими пассажирами, которым не хотелось платить по официальному курсу за напитки в ресторане.
Наконец, объявили регистрацию, мы прошли границу, и я снова вздохнул с облегчением: третья стадия долгого возвращения домой – завершена!
В дьютифри я хотел купить бутылочку хорошего вина, чтобы распить ее в самолете, но цены в 25-30 американских мне показались чрезвычайно завышенными, и я купил череп крокодила в подарок для сына. Потом мы сели и взлетели. Прощай Зимбабве!
Борт кенийских авиалиний летел над бескрайними лесами Африки, над озером Малави, потом над Танганьикой. Я поставил себе в наушниках джаз и попросил принести стюарда красного вина. Представляете себе, что он принес! Это было самое классное африканское вино! Когда 3 года назад мы с женой гордые спустились с вершины Килиманжаро, мы попросили менеджера нашего лоджа принести самого лучшего красного вина – нам принесли бутылку восхитительного Биллингема купаж 2001 года. Этот терпкий вязкий вкус у меня был до сих пор на губах и на языке, но нигде в России я не мог приобрести его. А тут мне приносят сразу две бутылочки по 186 мл. именно купажа 2001 года!!! Я пил чудное вино, смотрел, как гаснет день, как солнце на заходе золотом отражается в Танганьике, а ее берега усыпаны изумрудной зеленью! Представляете: золото на изумрудах! И я попросил еще вина. Мне принесли еще две бутылочки, а потом еще. За перелет Хараре – Найроби я выпил почти 1200 мл Биллингема и был счастлив. Я опять расстаюсь с Африкой на долго (ждет меня Непал и Перу с Эквадором), но путешествие удалось, и я вернусь сюда еще не один раз! До встречи, черный континент! Люблю я тебя!
В действительности все было не так, как на самом деле

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 19.09.2008 12:30

Хочу вынести, за скобки отчета, несколько адресов и километраж, который я проехал. Может пригодятся кому-нибудь:
1. Engelbert Karombo <enbertk@yahoo.com> - гид фрилансер на территории Зимбабве, хочет продлить свое влияние на Замбию, Ботсвану и Мозамбик, но это только планы...
2. Tendayi T. Chikowore (в просторечьи ТиСи) kalundurestaurant@yahoo.com - менеджер Encore Budget Hotel Victoria Falls. Тел.(+26313) 43116/7, моб. (+26311) 798139
3. Helen <helenmlarge@hotmail.com> - отель "Розовая Папайя" (не путать с Патайей!) в Чимойо в Мозамбике.
4. Boris Marsh <borismarsh@gmail.com> - нашел его визитку у Хелен - на ней написано профессиональный гид-фрилансер в странах Зимбабве, Ботсвана, Намибия, Танзания, Замбия, ЮАР, Кения, Уганда, Малави.
5. Peggy Warrack <peggy@dbnmail.co.za> Casa Barry Booking Office
+27 31 - 767 0111 (Tel) 086 515 3179 (Fax)
6. www.tofoscuba.co.za дайвцентр в Тофо
7. Thomas Willie Giyane - Mgomezulu Safaries. Этот предлагал охоту на Большую пятерку в окрестностях Хванге. Но кроме телефонов на его визитке никаких контактов Тел.: 263-89-354, моб. (аж 3 штуки): 011-793-063, 091-950-226, 011-762-429
8. Fife Avenue Hotel. 102 Fife av./Cnr 2nd Street? Harare. Tel. 263-04-707031-4. Отель, в котором я останавливался на обратном пути. Стоимость 35 баксов с приезжего и снижать они не хотели ни в какую. Жилье так себе, даже по африканским меркам, но "one night - no problems"

Были еще адреса, но куда-то подевал... не под рукой сейчас , найду - обязательно выложу именно сюда.

Перемещения (эти цифры уточнены, возможно в отчете допустил несколько неточностей, прошу прощения):
Хараре - Кариба 370км
Кариба - Чирунду 140 км
Кариба - Булавайо 680 км
Булавайо - Виктория Фоллз 440км
Виктория Фоллз - Хванге 120 км
Хванге - Булавайо 340 км
Булавайо - Масвинго 280 км
Масвинго - Мутаре 300 км
Мутаре - Хараре 270 км

Мутаре - Чимойо 50 км
Чимойо - Иншопе 37 км
Иншопе - Иньямбане около 800 км (на карте не отмечено, а мнения разных людей расходятся)

Если кто поедет в Зимбабве и воспользуется услугами Энгельберта и Тариро - захватите им в качестве презентов хорошей водки и русской музыки (Тату, Сердючка... на свой вкус), можно также привезти хорошие трекинговые кроссовки, которые можно отдать в зачет его услуг, но об этом нужно договариваться с ним заранее.
В действительности все было не так, как на самом деле

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 19.09.2008 12:31

Небольшой видеоролик с прыжком GorgeSwing,
http://photofile.ru/users/dmitriyd/vide ... bf8b/view/

там же есть еще пыжок Банджи с моста.
В действительности все было не так, как на самом деле

Аватара пользователя
DomNK
Ёжик
Сообщения: 10279
Зарегистрирован: 24.04.2007 16:11
Откуда: Новосибирск
Контактная информация:

Сообщение DomNK » 19.09.2008 13:39

Дмитрий, очередной шедевр! Пока больше слов нет, попозже с мыслями соберусь.

Аватара пользователя
asovetov
Ёж в законе
Сообщения: 5879
Зарегистрирован: 25.07.2007 13:43
Откуда: Москва-Кемерово

Сообщение asovetov » 20.09.2008 2:35

DomNK писал(а):Дмитрий, очередной шедевр! Пока больше слов нет, попозже с мыслями соберусь.
Да впечатляет.
И жить стоит что бы путешествовать и видеть новое.
Дальнейших успешных путешествий Дмитрий!
Пешеходник.
Прямо семь, в обход четыре.

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 20.09.2008 11:13

asovetov писал(а):Дальнейших успешных путешествий Дмитрий!
Спасибо :)
В действительности все было не так, как на самом деле

Аватара пользователя
serega
Энциклопедический Ёжик
Сообщения: 2104
Зарегистрирован: 27.05.2007 21:22
Откуда: Новокузнецк

Сообщение serega » 20.09.2008 12:05

В очередной раз преклоняюсь перед смелостью пуститься в одинчку дикорём на край света. Но видимо именно так можно познать мир по-настоящему в отличие от шаблонных туров различных компаний. "...Вот так 50 граммов коньяка укрепляют дружбу между народами..." :D :D :D . Очередной респект и уважуха.

P.S. Меня всё мучал вопрос о дайвинге и о съёмке под водой - теперь более-менее понятно. Ну чтож, манта - есть, Whale shark - есть, Dmitry, как насчёт Great white shark? :shock: :lol:
Войдёшь без стука - вылетишь без звука...

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 20.09.2008 12:48

serega писал(а): как насчёт Great white shark? :shock: :lol:
Этот аттракцион проводят в более холодных водах, например, ЮАР. Опускают в клетке и приманивают акул кровью и мясом. Проблема только одна - сложность дистанционного получения визы в ЮАР из Сибири. Необходимо личное присутствие. А в эти страны, я просто созванивался с консульством и отправлял паспорт курьерской службой.
В действительности все было не так, как на самом деле

Аватара пользователя
serega
Энциклопедический Ёжик
Сообщения: 2104
Зарегистрирован: 27.05.2007 21:22
Откуда: Новокузнецк

Сообщение serega » 20.09.2008 15:00

Этот аттракцион проводят в более холодных водах, например, ЮАР.
Да, именно ЮАР я и имел ввиду.
Проблема только одна - сложность дистанционного получения визы в ЮАР из Сибири. Необходимо личное присутствие. А в эти страны, я просто созванивался с консульством и отправлял паспорт курьерской службой.
Имеется ввиду присутствие в Москве? Я так понял Вы путешествуете по странам где нет проблем с визой?
Войдёшь без стука - вылетишь без звука...

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 20.09.2008 17:24

serega писал(а): Имеется ввиду присутствие в Москве? Я так понял Вы путешествуете по странам где нет проблем с визой?
В Москве ли, или в Копенгагене... главное, чтобы время было много, несколько раз в консульство сходить.
Вовсе нет! Мне нравятся страны, где можно найти приключений (не обязательно на пятую точку), с нетронутой природой, или чудесами природы, света - а это - страны "третьего мира": Африка, Азия, Южная Америка
В действительности все было не так, как на самом деле

Аватара пользователя
serega
Энциклопедический Ёжик
Сообщения: 2104
Зарегистрирован: 27.05.2007 21:22
Откуда: Новокузнецк

Сообщение serega » 12.11.2009 22:56

Dmitry, щас залез в Google Планета Земля и нашёл водопад Виктория. ЭТО Ж ВАЩЕ ЧТО-ТО ОХРЕНИТЕЛЬНОЕ!!! Я и не думал что он настолько огромен!

З.Ы. Что называется "сразу не прострелило"...
Войдёшь без стука - вылетишь без звука...

Аватара пользователя
sanches-nk
Неуловимый Ёжик
Сообщения: 2749
Зарегистрирован: 14.05.2007 13:32
Откуда: Новокузнецк
Контактная информация:

Сообщение sanches-nk » 12.11.2009 23:28

Просто ОХРЕНИТЕЛЬНО, нет слов...
Бурные овации (с)
Последний раз редактировалось sanches-nk 13.11.2009 8:29, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3848
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 13.11.2009 8:25

serega писал(а):Я и не думал что он настолько огромен!
Один из самых больших, если не самый большой, в мире по водосбросу в секунду :)

Ответить

Вернуться в «ЗОЛОТОЙ ФОНД»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 4 гостя