Рорайма: без звука, без запаха, без La Proa

Лучшие отчеты Ёжиков.
Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Рорайма: без звука, без запаха, без La Proa

Сообщение Dmitry » 14.06.2010 12:35

Рорайма: без звука, без запаха, без La Proa
За полгода, прошедших с поездки Малхаза, поделившегося ссылкой на Динеца (http://dinets.travel.ru/rroraima.htm), и описавшего свой поход на Рорайму, все русские, посещающие Венесуэлу, знают, что такое La Proa, и все стремятся туда попасть. Никто из иностранцев не знает этого названия, и не знает притягательности этого места.
- Это я не знаю, как пройти на Ла Проа? Ой, не смешите меня! Поезжайте в Сан-Франциско или Паратепуй и спросите у любого встречного, что делал Франк до Чавеса. Вот прямо сейчас садитесь и езжайте, и спросите: «Что делал Франк до Чавеса?» Вам любой ответит, даже самый маленький малец, который только научился говорить, что Франк до Чавеса водил туристов на Ла Проа. Франк вырос на Рорайме и знает там каждый камешек! – так разглагольствовал Франк для меня с Вовчиком в первую встречу, которую нам организовал Бладимир в своем офисе. Отсутствие карты Рораймы в офисе тут же было подкреплено рисунком на листе бумаги, кстати, достаточно точным, и Франк начал увлеченно расписывать точки ночлегов, - получалось, что на весь путь он отвел нам девять дней.
- Не пойдет! – вмешалась Наталья жена Вовчика, - Или семь дней, или иди сам знаешь куда, - это она уже мне
- ОК! – не унимался Франк, - Семь, так семь! И он вычеркнул ночевки в базовом лагере и одну на горЕ.
Получалось все, как нельзя здорово. После возвращения из Канаймы, в этот же вечер отправляемся ночным автобусом в Сан-Франциско, не заезжая в Санта Элену, и не теряя дополнительного дня, сразу отправляемся до Паратепуя, а оттуда – В ПУТЬ!!!
Договорились о небольшой предоплате «за продукты» и расстались на три дня.

До подножья
- Где вас черти носят?! – добродушно улыбался Франк, - Автобус через сорок минут отходит, а вас все нет!
Подобной пунктуальностью грешили мои бабушки, когда они на поезд Москва – Кемерово приезжали часа за три до его отправления и весело сидели на чемоданах на перроне, каждые пять минут бегали в справочную и уточняли: с какого же пути отходит нужный им состав. Зачем это нужно было делать в далекой Венесуэле, - одному Чавесу известно. Тем не менее, пристрелочную порцию дюлей мы получили, но никак не отреагировали, поэтому все остальные дюли летели в другие цели, минуя нас, или, вовсе, не долетая.
- Пойдемте я вас познакомлю с попутчиками, - улыбаясь сказал Франк, быстро развернулся и поспешил в вокзальный ресторанчик. Мы с Вовчиком переглянулись. Мы ожидали, что нас на пути к заветной цели будет только двое, а тут еще и попутчики объявились. Вот, Франк, пройдоха, зря времени не терял! В целом, я не против попутчиков, мне даже очень нравится знакомиться с новыми людьми, но речь идет не о морском круизе, а о достаточно сложном пешем треке. Хватит ли у них опыта, не станут ли они нам обузой в дороге? Так, обмениваясь впечатлениями о свалившейся новости, мы подошли к столику, за которым сидели двое, лет 35-40. Мужчина и женщина. Они нам приветливо улыбались, и вдруг поздоровались по-русски, с небольшим акцентом. Мы несколько опешили.
- Откуда вы? – неудержались мы.
- Из Праги, - ответил мужчина, - Меня зовут Зденек, мою подругу – Петра
Чехи оставили, весьма, приятное впечатление, особенно, после того, как я выяснил, что Зденек болтается по Колумбии и Венесуэле уже три месяца, в том числе по колумбийским Андам, а Петра в прошлом году ходила в трек к Базовому лагерю Эвереста.

Изображение

Ночь в венесуэльском автобусе – нормальное и неутомительное путешествие. Как только утро стало просачиваться в окно, сон прошел окончательно, а еще, примерно, через час мы сошли в небольшой деревеньке с громким названием Сан-Франциско. Стояла прохлада тропического утра. Солнце зависло низко над горизонтом. Самое время двигать вперед, но мы чего-то ждали. Франк ходил туда-сюда по деревне и довольно потирал руки. Мы также бесцельно болтались около часа по окрестным магазинчикам и лавкам. Чехи, как на первом романтическом свидании, ничего не замечая вокруг, совершали променад по главной улице. Наконец, нас позвали перекусить за двадцать боливаров в той столовке, где были свалены наши рюкзаки. Ничего, так, еда. Сытно для утра. Салатик, яичница с ветчиной, вкусный хлеб, кофе, масло, джем.
После завтрака возникла проблема: у нас с Вовчиком три рюкзака на двоих. В одном лежат мои фотопринадлежности, два других, конечно , не забиты до предела, но в них совершенно необходимые вещи: палатка, спальники, смена белья, аптечка, ром, суджук, мелочи, что- еще, и самое главное: бутылка фирменной перцовой настойки, которую я припас в качестве подарка для тех, кто путешествует на Рорайму на вертолете. Все это добро легко помещалось в одном рюкзаке, но проблема была не в этом, а в том, что портер у нас был один (!), и по каким-то неписанным рораймским законам, он должен был нести только еду, керосин и палатки. Т.е. из всего, что у нас было, мы могли отдать портеру только палатку. Вовчик понимал, что тащить оставшиеся двадцать килограммов, ему с непривычки будет, ой как, трудно. Он хотел нести не больше десяти, а в идеале идти вообще налегке. Решение нашлось в виде небольшой доплаты портеру (700 боливаров). Он только попросил и свои вещи: палатку для чехов и еду разместить внутри моего большого рюкзака, а все, что не войдет – привязать сверху. Я не возражал. Рюкзаку уже лет восемь. На моей спине он точно уже отъездил. С позапрошлого года я его использовал исключительно для переноски портерами в Непале. Вот и на этот раз пригодился.

Изображение

Изображение

Грунтовая дорога от Сан-Франциско до Паратепуя проходит серпантином по вершине гребня, местами произошли серьезные оползни, и надо отдать должное венесуэльским водителям, которые отваживаются там ездить.

Изображение

Изображение

Что мы делали в Паратепуях еще два часа, до момента, когда Франк сказал нам: «Вот дорога, по ней и идите, и никуда не сворачивайте. Встречаемся в третьем лагере. Это тот, который после рио Тэк, и после небольшой церквушки. Спускаетесь к реке, релаксируете и ждете нас». Дав такое напутствие Франк остался сидеть на скамейках под навесом, которые гордо именовались «воротами в национальный парк», задумчиво глядя вдаль, где над тепуями Кукенан и Рорайма клубились облака. Лицо его постепенно светлело и наполнялось радостью. Мы же, вчетвером, отправились по натоптанной тропе. До сих пор меня мучают сомнения, мне кажется, что всех туристов отправляют по кружной тропе, по крайней мере, первые несколько километров, а сами гиды и портеры бегут по короткой прямой дороге. Эту тропу я видел киломерах в пяти-семи от начала пути, она спускалась вниз по склону, а затем, резко набирая высоту от ручья, поднималась к веселым домикам, расположившимся на гребне в Паратепуе. Может, я ошибаюсь. Но всего этого мы еще не знали, поэтому шли по указанной тропе.

Изображение

Пройдя всего метров пятьсот, и приготовившись спускаться к ручью, мы увидели внизу молодого парня, тащившего огромный рюкзак за спиной, по его внешнему виду было ясно, что это действие доставляет ему удовольствие.
- Спорим, - говорю я Зденеку, - это русский. Только русские прут на себе такие огромные рюкзаки.
- Посмотрим, - уклончиво ответил чех. Когда мы почти поравнялись, я сказал по-русски.
- Привет!
- Привет! – ответил встречный
- Ну, что я тебе говорил? Русский! – как изменилось с этими словами лицо того парня: оно сначала из улыбчивого превратилось в испуганное, а потом быстро посерело и исказилось гримасой.
- Нет! Я эстонец! – гордо и брезгливо бросил он через плечо и постарался побыстрее сбежать от нас. Нас этот случай только позабавил, но я представляю, как все перевернулось в душе гордого эстонца, которого обозвали этим грязным словом «русский». Он, бедный, наверное, до сих пор не спит по ночам, все мучается и плачет в подушку.
Чехи на подъеме отстали, и когда мы поднялись к большому камню, как в русских сказках, от которого шла одна широкая тропа и несколько совсем узеньких, Зденека и Петру уже не было видно.

Изображение

Изображение

Близился полдень, и солнце начинало припекать по злому. Взятая с собой вода, катастрофически заканчивалась. Но тропа все время шла вниз с небольшим уклоном, было легко и радостно идти по ней, но жажда брала свое. Тень на топе отсутствует почти полностью, только в двух-трех балках можно укрыться от палящего солнца под деревьями.

Изображение

Мы с Вовчиком шли и делали ставки: за каким холмом будет рио Тэк. Очень хотелось пить. Совсем рядом с лагерем тропу пересекал мутный ручеек. Мы посидели там немного, умылись, но пить не стали. Побрезговали. Вода пахла какой-то тухлятиной.

Изображение

Хотелось сильно пить. Еще минут через десять показались два сарая на голом месте. Возле одного из них лениво сидело индейское семейство. Если бы это было в русской деревне, то они бы лузгали семечки, а здесь они просто сидели привалившись к глинобитным стенам и ничего не делали.

Изображение

Поскольку мы с Вовчиком шли первыми из нашей группы, то позволили себе немного отдохнуть под навесом на скамеечках. Мы разлеглись мокрыми спинами и вытянули ноги. И тут нас посетила гениальная идея: если это индейская деревня, и здесь живут люди, значит, у них есть вода и они могут напоить уставших путников. Не очень веря в успех предприятия, и собирая в голове потерянные испанские слова, я направился в сторону индейцев.
- Буэнос тардес, сеньор!
- Буэнос, - вопросительно посмотрел на меня старик.
- Тьено устед аква фрио? – вспоминал я слова, надеясь, что индеец поймет, скорее, не то, что я говорю, а то, как я говорю.
- Угу, - пробурчал тот, поднялся и достал двадцатилитровую бутыль с мутной, но прохладной водой.
- Вовчик, - кричу я, - неси кружку, нам воду дают, - дважды повторять не пришлось, и через пару секунд кружка уже была наполнена водой до краев.
Первым пил я. Сделав глоток, я понял, что вода, наверное, была набрана в том самом ручейке, из которого мы брезговали пить, но выплюнуть воду означало обидеть хозяев, а этого я допустить не мог. Пришлось допить до конца маленькими глотками. Затем, когда наливал кружку Вовчику, я предупредил его об этом. В общем, на Вовчика было жалко смотреть, как он пил и делал при этом хорошую мину. Мы вернулись на скамейки и начали рассуждать заразимся мы, или нет; поселятся ли в наших могучих организмах длинные друзья, или просто пронесет? Приняли компромиссное решение сожрать по три таблетки фильтрума не запивая. Фильтрум быстро впитывал воду с языка, и его приходилось жевать. Частицы мерзко скрипели на зубах, а мы возвращались в состояние жажды. Эх, если бы мы знали, что это не индейская деревня, а индейский магазин, где можно купить и пиво и пепси и прочие радости, мы бы так не обломались. Но витрин в сараях не наблюдалось, а то, что очевидно для местных – загадка для пришедших.
Чтобы не сильно застревать здесь, и попытаться, по словам Франка «порелаксировать» на третьем лагере, мы поднялись и пошли.
Первую речку – рио Тэк – мы перепрыгнули по камням. В отдалении уже виднелась церквушка, казавшаяся здесь совершенно инородным телом, все равно, если бы ее построили на луне, а от нее, - мы знали, - нужно только спуститься вниз по склону и мы будем на месте – рио Кукенан – ждал нас.

Изображение

Изображение

Изображение

Место, где тропа пересекается с рио Кукенаном очень живописно. Речка здесь немного разливается, и дно достаточно глубоко, чтобы можно было поплавать между больших камней. На противоположном, освещенном солнцем берегу стоят два огромных дерева, не то чтобы огромных по мировым масштабам, даже с джунглями их не сравнить, но с теми кустиками, которые растут в округе, они, действительно выглядят огромными.

Изображение

Изображение

Изображение

Не долго думая, мы с Вовчиком разделись и полезли в воду, где и просидели минут тридцать, выгоняя жар из разгоряченного тела. Чуть выше, метрах в десяти-пятнадцати на мелководье в Кукенан вливается ручей чуть меньшего размера. Но у него есть одна особенность – он на несколько градусов холоднее Кукенана. Если лечь между двумя струями, то можно регулировать температуру воды, как в ванне, слегка передвигаясь с места на место.

Изображение

Потом нам надоело мокнуть, и мы вылезли сохнуть на теплые гладкие камни. Я немного пофотал, Вовчик достал сухой паек и мы перекусили. Прошел час с тех пор, как мы пришли на Кукенан. Что делать и куда идти дальше мы не знали. Чехов все не было. Франка и нашего портера Омара – тоже. Подниматься по склону вверх, чтобы высматривать наших попутчиков и гидов было лень после купания, поэтому мы предпочли проинспектировать противоположный берег. Еще полчаса ушли на то, чтобы полежать на камнях на противоположном берегу. Там очень приятно обдувал ветер от злых пури-пури, и они не так сильно досаждали.

Изображение

Изображение

Спустя только три часа после нашего прихода показались чехи. На наш вопрос: «все ли с ними в порядке?», они ответили, что все нормально, просто они никуда не торопились, им просто хотелось сегодня идти не быстро, а любоваться природой и друг другом.

Изображение

Изображение

Начало смеркаться, а темнота в тропиках наступает быстро. Наших гида и портера все не было. Мы начали сильно беспокоиться. Так как не знали где и как нам ночевать в такой непредвиденной ситуации. И только в начале седьмого, когда солнце село окончательно, но можно было еще ориентироваться по темным силуэтам деревьев, появились веселый Франк и что-то напевающий Омар. Они провели нас к лагерю – очередным двум индейским домикам, который, как оказалось, расположился всего в двухстах метрах от нашего места ожидания.
При свете фонариков мы быстро поставили палатки и стали ожидать когда приготовится ужин.
В действительности все было не так, как на самом деле

Иван_jj
Ёжик-админ
Сообщения: 1117
Зарегистрирован: 25.08.2008 20:25
Откуда: Новокузнецк

Сообщение Иван_jj » 14.06.2010 20:13

Красиво ...

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 16.06.2010 22:24

До вершины
Утро выдалось хмурым-хмурым, и все попытки поснимать обрывались погодой. К тому же в этом месте солнце поднимается из-за Рораймы, поэтому надеяться на красивый восход не приходилось.

Изображение

Очень удивил Омар, который вдруг принес живого, размером с ладошку, краба, пойманного в Кукенане. На мой вопрос: «Откуда они здесь?» - ответил, что их тут много. Так и сказал: «Мучо!»
В семь часов позавтракали и, примерно, через час тихонько двинулись в сторону базового лагеря.

Изображение

На этот раз никто никуда не убегал, никто не отставал, все шли ровно и кучно, разве что разделились по интересам: мы с Вовчиком, Петра со Зденеком, а Франк о чем-то пел вместе с Омаром на своем музыкальном наречии.

Изображение

Изображение

До базового лагеря около девяти километров, но перепад высот составляет восемьсот метров, и почти весь путь – это ровный, без крутых участков тягун без признаков воды и деревьев на тропе. Только сухая выжженная солнцем растительность.

Изображение

Изображение
На одном из участков Франк приотстал , и вдруг начал гоняться по траве за кем-то с палкой, а потом помахал нам руками, чтобы подошли поближе. Оказалось, что Франк поймал небольшую, сантиметров восемьдесят- метр, змею. Змея небольшая, но Франк относился к ней с очень большой осторожностью и со вздохом сказал, что очень много людей погибло в буше от ее укусов, что это очень опасная змея, и она почти не видна, когда лежит на тропе, так как полностью сливается с грунтом и желтовато-серой травой. К сожалению, Франк не знал английского названия, а индейское я не запомнил.

Изображение

Чуть выше мы оказались на месте, так называемого, «Military Camp». Условно ровная площадка, которой давно никто не пользуется как местом ночлега. Здесь можно пополнить фляжки водой и немного передохнуть на плоских камнях под кустами вдоль ручья. Это примерно середина пути до базового лагеря. Здесь нам встретилась первая группа за два дня, если не считать тех эстонцев возле Паратепуев. Русские! Сказали, что с погодой им повезло: за все дни дождик только один раз побрызгал на них и то всего пятнадцать минут. До базового лагеря идти минут сорок – час, от силы. А когда они поднимались на плато, то сделали это за три часа от базового лагеря. Альпинисты-швейцарцы, которые шли с ними в одной группе, очень сильно хвалили их. Но стартовали они не от лагеря Рио Кукенан, как мы, а именно с базового лагеря. Мы попрощались и пошли вверх, нам еще предстояло увидеть то, что уже увидели они.

Изображение

В базовый лагерь мы пришли около одиннадцати часов, то есть на переход мы затратили примерно три с небольшим часа. К этому моменту небо почти полностью очистилось от облачков, и только часть из них плотно присосалась к склонам Рораймы. Здесь у нас по плану должен состояться обед. Омар уже колдовал с горелкой и котелками, распевая песенки, а Франк по мере продвижения вверх все больше и больше преображался. Лицо его светлело, как будто освещалось внутренним огнем. Было видно, что он испытывает огромный кайф от встречи с любимым местом.

Изображение

Чехи залегли на травке в тени кустарников. Мы с Вовчиком сидели под навесом и наблюдали за преображением Франка и готовкой Омара. Периодически я делал небольшие вылазки с фотиком метров на сто-двести в разные стороны.

Изображение

Пока готовился обед, и мы трапезничали, вниз спустилась большая, около двадцати человек группа старшеклассников или учащихся первых курсов вузов с двумя преподавателями. Дети вели себя так же, как и наши – шумно, но без агрессии.
Настоящий подъем начинается почти сразу от базового лагеря, и подниматься надо на восемьсот метров. Сначала тропа резко устремляется по размытой глиняной горке, постепенно переходя под навес джунглей. Этот участок самый трудный. Вырубленные, когда-то, в глине ступеньки постепенно соединялись между собой в гигантские ступени, иногда их высота доходила до полутора метров. Ползти приходится почти вертикально, и солнце лупит справа, как заправский снайпер. После того, как небо очистилось от туч и облачков, температура резко, вместе с нами, поползла: мы по склону, она вверх. Часы показывали уже тридцать семь градусов. Наша надежда укрыться от жары под пологом джунглей, не оправдались: там помимо жары стояла еще и высокая влажность, которая впустила нас к себе и тут же захлопнула за нами дверь.

Изображение

Изображение

Вот тут чехи показали себя во всей красе: как будто не было этой жары, не было этой влажности, они упрямо ползли вверх, все больше удаляясь от нас. В качестве оправдания, рюкзаки у нас были раза в два тяжелее, чем у Зденека и в три раза, чем у Петры. С души свалился огромный камень – нам повезло с попутчиками, и вчера они, действительно никуда не торопились, а занимались своими, исключительно чешскими, делами.
При такой влажности мы быстро взмокли и мелкие ручейки потекли по телу, скапливаясь в местах повышенного оволоснения и складках одежды. Примерно на середине подъема из скалы выбивается небольшой водопадик со свежей водой.

Изображение

Вода вкусна, и как нельзя, кстати. Но единственное, к чему не мог привыкнуть на Рорайме – это к температуре питьевой воды. Вряд ли она была ниже пятнадцати градусов, даже на самых верхних точках плато. Я привык, что в наших горах и в Непале, такую воду не считают питьевой, а можно пить когда она не выше десяти градусов, ну, то есть она течет чистой, когда холодная, и ломит зубы, а здесь – практически комнатной температуры – непривычно. Мы с Вовчиком подошли к этому водопадику, когда уже все отдохнули, и при нашем появлении пошли дальше. Мы же отдыхали по полной, в том числе: забирались на пальмы, на скалу, безуспешно гонялись за колибри и выкидывали прочие дурости, которые остались запечатленные на фотике Вовчика.

Изображение

Изображение

Влажный воздух тяжело вдыхать, поэтому после отдыха, мы, вконец вымокнув, в собственном поте, решили побыстрее выйти снова на открытое место. Но как только джунгли остались позади, тропа начала делать ап-дауны по двадцать пять – пятьдесят метров, что не прибавило комфорта для восхождения.

Изображение

Изображение

До вершины плато осталось не более трехсот метров, и тут я понимаю, что мокрые шорты начинают натирать междуножие. Я себя утешал тем, что осталось идти немного, и натертостей не должно быть. Как я ошибался! Когда взобрались на вершину, время близилось к пяти часам, то есть прошло четыре часа с начала подъема от базового лагеря. Солнце вытянуло тени и все вокруг окрасило оранжевыми оттенками. На вершине стоял чувак со штативом, Никоном Д3Х и что-то увечено снимал. Я поздоровался с коллегой, узнал, что он из Мексики, что на вершине уже неделю и завтра собирается спускаться. По-английски он плохо говорил, а его испанский я не понимал.

Изображение

Изображение

Изображение

С этого места хорошо виден отель «Индиан» – небольшая полка на вертикальной скале, где разместилось несколько палаток. Франк о чем-то перекрикивался с местными гидами, выясняя обстановку, и поторапливал нас вперед. Я видел, что все места в «Индиан» заняты и удивленно спросил его: «Неужели мы идем туда?» - на что он ответил: «Нет, мой отель не «Индиан», а «Сан Франциско, и туда надо топать еще минут тридцать».
И мы потопали. А что оставалось делать. Конечно, хотелось все бросить и остаться здесь, - такое освещение бывает не часто, но я так же понимал, что разбить лагерь на Рорайме можно только в определенных местах. Я достал фотик и пошел вслед за Франком, часто отставая, но фотографируя все, что мне нравилось по пути.

Изображение

Изображение

Изображение

Мы шли мимо черных каменных столбов, пирамид и валунов по розовой тропинке. Иногда встречалась зеленая травка, чаще попадались кустарники, похоже, что из вересковых, причудливой формы, высотой до полутора-двух метров по берегам небольших озерков, поросших околоводной и болотной растительностью. Вода в озерках имела глубокий синий цвет от отражавшихся в них предзакатных небесах. Мы чуть не наступили на тарантула, размером с большую ладонь.

Изображение

Изображение

Проходя мимо очередной лужи Франк обратил наше внимание на кристаллы: «Брилианты» - небрежно бросил он, - «Их здесь везде полно!» - и пошел дальше. А мы, естественно, кинулись их поднимать и отмыв от ила поняли, что это всего лишь кусочки горного хрусталя, и ими, действительно, напичканы все ближайшие камни. Конечно же мы их не стали забирать с собой, но рассмотреть их было очень любопытно. Хотя я предполагал, что мы должны увидеть нечто большее, чем маленькие обломки хрусталя.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Завернув за очередную скалу, и подойдя к кустарникам, Франк махнул рукой сквозь них и торжественно объявил: «Отель «Сан Франциско», добро пожаловать!»
Мы прошли кусты, и увидели, что место не свободно, что там уже есть люди. Последние метры я преодолевал широко расставив ноги.

Аватара пользователя
Miha
Ёжик с гитарой
Сообщения: 1907
Зарегистрирован: 10.03.2009 21:38
Откуда: Кр бр

Сообщение Miha » 16.06.2010 23:58

Дааааа....
Кю!

Аватара пользователя
verchiklib
Ёжик-альпинистка
Сообщения: 5070
Зарегистрирован: 26.07.2009 0:13
Откуда: Междуреченск
Контактная информация:

Сообщение verchiklib » 17.06.2010 0:18

Ага :D и я того же мнения :)

Аватара пользователя
Aldar Hasa
Ёжик-Матрасник
Сообщения: 3068
Зарегистрирован: 05.10.2007 19:37
Откуда: М-ск
Контактная информация:

Сообщение Aldar Hasa » 17.06.2010 11:23

Это фотик немного привирает или действительно так красиво!?! :wink:

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 17.06.2010 12:55

Aldar Hasa писал(а):Это фотик немного привирает или действительно так красиво!?!
фотик "недовирает" :) на самом деле еще красивее ;)

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 22.06.2010 21:58

Отель «Сан-Франциско»
- Hello! – подозрительно говорю я, непонимая еще к чему приведет новое знакомство.
- Buenos , - неуверенно тянет Вовчик, и нервно хлопая глазами, смотрит на меня.
- Noches, - заканчиваю я за него.
- Hello, hello, - оборачиваются мрачные бородатые люди, и как-то растерянно застывают в позе девушки с веслом, женщины.
- Ебтель! Так это вы! – кричим мы вместе.
Когда мы готовились к поездке в Венесуэлу, то списывались почти со всеми, кто туда собирался, с кем могли бы пересечься, и кто отметился на awd.ru. Самый близкий маршрут к нашему, был у персонажа Poklad (Юра). Только их группа сначала собиралась в Эль Седраль, а мы в это время должны были быть на Рорайме, а потом поменяться местами. Получилось так, что ребята купили билеты из Каракаса в Сьюдад Боливар, и соответственно поменяли план своего маршрута. Теперь Рорайма у них заканчивается, а у нас только начинается.
Начался обмен впечатлениями. Мы устанавливали палатки и рассказывали взахлеб о Канайме, ребята слушали нас и, в свою очередь, перебивая и, помешивая рис в котелке, указывали руками куда-то на северо-восток, кричали о La Proa, об озере Гладис.
Прикол путешествия группы Pokladа состоял в том, что их вел племянник нашего Франка, но совсем еще не смышленый желторотый гид. Он шел в пятидесяти – ста метрах сзади от них, а ребята вооруженные gps показывали ему Рорайму. В конце концов, их гид просто скатился в разряд «свадебного генерала».
Пока готовился ужин, мы по русской традиции на вершине Рораймы решили отметить «это дело». В ход пошла примерно четверть нашей полуторалитровки рома и бутылочка 0,7 от ребят. У нас был обычный Касик, а вот ром который достали ребята мы условно прозвали «Спартак-чемпион», - уж больно этикетка походила на фирменные цвета красно-белых. Под эту сурдинку, я и поделился своим горем: про натертости между ног.
- Фигня, - сказал Павел, медик в группе Юры, - Есть у тебя шариковый антиперспирант?
- Неа, - признался я, - все-таки не на ужин к Елизавете Второй иду. Нафиг он мне на Рорайме?
- А у меня есть, - вмешался в разговор Вовчик, - Он услышал только последнюю фразу и еще не понимал, чем ему это грозит.
- Вот и отлично! – продолжал Павел, - намажь себе антиперсперантом на ночь и все к утру пройдет.
Вовчик из палатки протягивал мне шарик, но когда я залез в палатку и применил лекарство по назначению врача, то сразу отрекся от него
- Все, теперь сам таскай его, а я на него даже теперь смотреть буду брезгливо. Знал бы, как ты его будешь применять, ни за что не дал, - ржал он на весь отель.
Потом подошел Франк и предложил новый вариант развития событий: завтра мы остаемся в отеле «Сан-Франциско», осматриваем все местные достопримечательности, такие как, Виндоуз, Джакузи, Фидель Кастро, Вершина Рораймы и пр., а послезавтра двигаем в отель «Коати», и оттуда в тот же день бежим на Ла Проа и обратно до «Коати». Потом возвращаемся обратно. Я уже было, скрипя сердцем, хотел согласиться на эту аферу, но тут вмешался Юра. Он слушал-слушал, а потом говорит, дескать, это все неправильно, это провокация. Осмотр ближайших достопримечательностей займет не больше 2-4 часов. Оставшееся время мы просто будем обречены на то, чтобы болтаться здесь, не зная чем заняться. И он выдал расклад по часам, как правильно дойти до Ла Проа, чтобы не сильно бежать, и можно было бы осматриваться вокруг. По его плану выходило, что идти в «Коати» нам нужно завтра, часов в десять, не позднее.
Я пересказал все Франку. Было видно, что ему не хочется отсюда уходить, но, скорее, не по причине лени, а по причинам глубоко внутренним. Забегая вперед, скажу, что только здесь, в окрестных достопримечательностях Франк сидел настолько отрешенно и лик его был таким светлым, что казалось, божественная благодать на него опустилась, и это при моем атеизме. Договорились на том, что завтра утром возобновим разговор.
Когда опустилась тьма рораймская (а она здесь особенно черная, из за черных лишайников, которые сплошь укрывают камни), и высыпали арбузные звезды, мы, продолжая о чем-то переговариваться полезли в палатки и продолжали вести негромкий, как раз в меру выпитого спиртного, разговор. Но забыли о своих попутчиках – о чехах. Как-то они быстро «скопытились» и залезли в палатку. О них давно уже никто ничего не слышал. Пока Зденек не подал возмущенный голос. По его интонации было понятно, что терпел он долго и мучительно, но больше сдерживаться уже не мог. Я пообещал, что мы больше не будем, и разговоры сами собой прекратились. Я долго не мог заснуть, прокладывая и планируя дальнейший путь. И тут я впервые поймал себя на мысли, что на вершине я не слышал ни пения птиц, ни воя ветра. А ведь и птицы здесь были, мелкие, с воробья, но, все-таки! И ветер дул, но без единого звука, даже листья кустарников и трав не издавали никаких шелестений. Я прислушался – тишина. То есть, конечно, звуки были – то из соседней палатки доносился храп, то Вовчик ворочался рядом, но все это были звуки привнесенные, а не родные. Ладно, решил я, подожду до утра. Может, вечером я что-то упустил…
Утро встретило нас лохмотьями тумана, носившимися по плато, и пытавшимися заползти к нам в отель. Изредка островки голубого неба пробивались сквозь плотную завесу, и становилось веселее. Самая погода для длинных переходов: дождя нет, жары нет, солнца нет. Набрав крейсерскую скорость, можно идти в такую погоду почти до вечера. А пока мы с Вовчиком, взяв камеры и полотенца, пошли умываться к ближайшему озерку. Озерко находится в полусотне метров от отеля в прямой видимости. От него мы увидели небольшой скалистый холм, метрах в трехстах, с одиноким кривым деревом на склоне, и пошли туда пофотать.

Изображение

Пока подходили, туман заволок поверхность. Незаметно, но быстро. Сначала исчезло дерево, потом и вся скала. В тумане проступали только невысокие черные пирамидки, расположившиеся ровными рядами, как на шахматной доске.

Изображение

Туман нагнал таинственности и аллюзий. Первое, что пришло в голову – терракотовой войско: бесконечное и незыблемое, устойчивое и непобежденное. Редкими красными рубинами на нем горели цветы бромелий и других неизвестных мне растений.

Изображение

Изображение

В озерках резко выделялись куртинки росянок. Вторая ассоциация – «таинственное место» из русских сказок, или фэнтези, но не злое, а просто таинственное, здесь должно совершиться какое-то чудо, раскрыться тайна, или, что-то в этом роде.

Изображение

Изображение

Туман окончательно распоясался и заволок все так плотно, что стали пропадать не только очертания в десятке метрах, но и звуки: то, что говорил Вовчик на противоположном берегу лужицы-озерка, я еле разбирал. Мы решили возвращаться обратно, пока еще помним направление и дорожные ориентиры. Умываться-то мы пошли без gps, это и козе понятно было, поэтому шли медленно, вслушиваясь в возможные звуки человеческих голосов, и всматриваясь в ориентиры. По нашим представлениям, мы прошли уже достаточно расстояния, чтобы достичь умывального озера. Вот и плоские камни, которые лежали рядом с ним, вот и само озеро, поворачиваем на девяносто градусов и думаем, что идем в сторону отеля. Проходим больше ста метров, напомню, что от отеля до озера не более пятидесяти, и не обнаружив нашей горы, в которой спрятался отель, мы думаем, что уже прошли ее еще до поворота, и поворачиваем опять на девяносто градусов и идем опять. Снова мимо. Какие-то горы, и скалы, и лабиринты встают на нашем пути, возникая внезапно из клочьев тумана. Мы бежим к ним, в надежде найти хоть какое-то подобие тропинки. Хрен там! Только камни, вода и туман. И ни звука! Как будто все вымерли.

Изображение

Изображение

В моем опыте было всего два таких случая, когда я заблудился в непогоде. Один раз приблизительно в таком же тумане на плоской вершине горы Церковной, где подобно Рорайме на плато дыбятся с десяток гольцов разных размеров. Каким-то образом мне удалось сделать полный круг и прийти к костру предыдущей ночевки, потом туман рассеялся, и я увидел место где и куда надо спускаться. А второй раз все могло закончиться гораздо трагичнее: на перевале поднялся сильный буран со снегопадом и метелью. Я проваливался в снег почти до пояса, а ветер хлестал колкими ледышками прямо в лицо. Проблема была в том, что с этого перевала можно было спуститься сразу в четыре разные стороны, но только одна дорога вела к жилью, к людям. Увидишь сквозь снежную завесу нагромождения перевальных камней, думаешь, что до них метров пятьдесят – рвешься туда из последних сил, а они оказываются совсем не перевальными, и до них всего пять метров.
Так и здесь, на Рорайме. Образы скал в тумане похожи на ту, где находится наш отель, но на поверку оказываются в десятки раз меньше и расстояние до них всего пара десятков метров. Прошло уже минут сорок, как мы блуждали в тумане. Чуть-чуть стал накрапывать дождик. Просто так, чтобы жизнь не казалась медом, из общих соображений. Мы тупо стали искать открытое пространство, где ветер может протащить туман, как сквозь трубу. И мы по наитию вышли на такое место. Действительно, туман слегка рассеялся и мы услышали далекое могучее ржание.
- Слышишь, - радостно сообщил Вовчик.
- Русские! – утвердительно предположил я.
- Точно, только русские могут так беспечно ржать, когда ничего не видно, - заключил Вовчик.
И мы пошли на удалое ржание. Сначала, вдалеке слева мелькнули две человеческие тени, но ржание раздавалось впереди и справа, и мы решили не рисковать. Наш путь пересекал неширокий ручеек. Вроде как, нам с ним по пути, решили мы, и пошли вдоль его берегов. По дороге попался водопадик, но усилившийся дождь не дал его сфотать. Ржание становилось все громче, мы уже различали и другие голоса. Наконец, вышли на небольшую полянку, где наш ручеек продолбил огромные ванны. По их берегам стояли четверо. Это были наши встречные русские из группы Юры.

Изображение

Изображение

Изображение

- О! Привет! А вас уже потеряли, скоро, наверное, искать пойдут, - смеясь, заметил Павел.
- Да, мы, как бы и сами уже не рады, - отшутился я.
- А вот это и есть Джакуззи, - сказал Юра, - Купаться будем?
Я посмотрел на редеющий туман, на начинающее проглядывать солнце сквозь окошки в тумане, на группу иностранцев японского происхождения, стоящих неподалеку, и не понимающих, как кто-то в такой туман мог появиться из ниоткуда, где совсем нет троп. Потом посмотрел на чудесные ванны, которые звали к себе. Потрогал воду. Увидел, что иностранцы собираются уходить…
- Конечно, будем! Только нам придется без плавок нырять.
- А мы что трусы собираемся мочить, что ли? – парировал Юра.
Быстро разделись. Юрины-Пашины девушки скромненько отвернулись, и мы бултыхнулись в прохладную воду.
- Ну как? – поинтересовался Юра.
- Градусов, пятнадцать, - ответил Вовчик.
- Я думаю, что больше, но не намного, - сказал я.
- Ага, где-то, около семнадцати-восемнадцати, - выныривая из воды и отдуваясь как морж, - пропыхтел Паша.
И в этот момент все иностранцы вернулись, и уставились на нас. Воздух был достаточно свеж и влажен, поэтому они все стояли во флисках и гортексных куртках, мы же голые плюхались в воде явно не тропической температуры. Они стояли в десяти метрах и, открыв рты, пристально разглядывали нас. Мы ржали и плескались. Наши русские девушки подбадривали нас и тоже ржали, а эти… ну хоть бы улыбнулись. С дотошностью микрохирурга они пытались что-то новое разглядеть на наших телах.
- А, ну их в жопу! – весело крикнул Юра, и мы разом выскочили на берег и стали вытираться влажными полотенцами. В нашем стане это еще больше прибавило веселья, те же почти не шелохнулись, только самые целомудренные прикрыли глазки руками.
Мы оделись и поспешили в отель, где нас ждал завтрак, и осуждающие глаза Франка. Быстрым шагом по тропе идти около двадцати пяти минут, то есть два - два с половиной километра.
- С вами все в порядке, - первым делом поинтересовался Зденек
- Да, конечно, ответил я по-английски, чтобы было понятно всем, - мы в Джакузи ходили. Ух и здорово же там!
Франк, хитро посмеиваясь, налил нам кофе и выдал свежеиспеченных лепешек. Вкусно! Мы быстро покидали их внутрь и стали сворачивать палатку и собирать рюкзаки. На этот раз Франк решил не спорить с нами. Он уже понял, что если он не пойдет с нами сегодня на La Proa, то мы туда уйдем сами, поэтому лучше не рисковать с этими crazy strong Russians.

Аватара пользователя
Nheiby
Ёжик
Сообщения: 149
Зарегистрирован: 26.02.2009 18:43
Откуда: Кемерово

Сообщение Nheiby » 23.06.2010 9:28

Сидя в офисе, попивая растворимый кофе, особенно приятно читать такие колоритные рассказы про дальние путешествия земляков.....
Спасибо вам Дмитрий за эту возможность.

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 25.06.2010 11:04

От отеля до отеля

Пока собирались, туман опять заволок всю округу, но не такой плотный, как пару часов назад. Зато из него стала сыпаться мелкая водяная крошка. Мы попрощались с ребятами и упрямо вышли на тропу.
Сначала дорога шла по направлению к скале, на которой, как говорили гиды, установлен тригопункт – высшая точка. Не верьте! Проверял по прибору, это место метров на сто ниже, чем заявленная вершина Рораймы. Но сейчас, мы еще об этом даже и не думали. Мы шли за Франком - маленьким индейцем, который мог дать фору любому из нас. Он шел так быстро, что я не успевал фотографировать, а чехи стали понемногу отставать. Причем, тормозом стал Зденек. У него, больше, чем у других обувь не соответствовала задачам похода, но, он – молодец, держался и шел.
Франк, почти не оборачиваясь давал комментарии к различным камням, мимо которых мы проходили.
- Это рыба… это крокодил… А вот это…
Тут он резко затормозил так, что мы с Вовчиком чуть не налетели на него, и указал на огромный черный камень, почти правильной кубической формы, с размером грани около трех метров. Он сделал театральную паузу.
- А вот тут, наверху, стояла палатка русских, - и он ехидно-насмешливо посмотрел на нас.
Мы с Вовчиком переглянулись. Нашего разумения явно не хватало, что понять, зачем нужно было ставить палатку на открытой местности (вокруг не было ни скал, ни других крупных камней, кроме этого) на вершине камня, на который и просто так забраться было трудно, а с рюкзаком, и подавно.
- А ты не знаешь, зачем они там палатку ставили? - спросил я.
- Нет, не знаю, - снова засмеялся Франк, - русские же! Crazy!!!

Изображение

Тропа на плато хорошо видна на черных камнях. Протоптанная тысячами подошв, с розовых гранитов стесались черные лишайники, но там где она начинает идти по слегка заболоченной местности, можно легко потеряться, к тому же, особенно в части близкой к подъему, много отелей, к которым ведут свои тропки, они переплетаются и путаются между собой. И еще, очень много каменных столбов и пирамид, которые нужно либо обходить по замысловатой траектории, либо прыгать по их вершинам, а эти пути, весьма, неочевидны. Поэтому, заблудиться на плато, особенно неподготовленному человеку, или просто, страдающему топографическим кретинизмом – очень легко. Навигатор, вряд ли поможет. Для этого нужно вырасти на Рорайме и исходить ее самому вдоль и поперек.

Изображение

Туман сгущался. Из него, как из арабских сказок неожиданно выплыли слоны, верблюды и другие животные. Мы приблизились и заворожено смотрели, как туман проползает у них между ног, как он старается протиснуться внутрь каравана, забраться на спину и оседлать каменные фигуры. Франк посмеивался над нами, видя наши удивленные лица, намекая на то, что чудеса Рораймы только начинаются.

Изображение

Изображение

Спустя час после выхода из отеля «Сан-Франциско», Франк остановился на перекус: сушеные фрукты, хлеб с сыром и ветчиной, конфетки. Интересно было наблюдать за перемещениями тумана на противоположном береге ручейка: камни, которые лежали на вершине, казалось, передвигались по ней под воздействием клочьев тумана. Пейзаж выглядел до того нереальным, космическим, что хотелось тут же воткнуть российский флаг и спеть гимн, но как только вершинка освободилась от пелены, она стала выглядеть обыденно и прозаично.

Изображение

Изображение

Понемногу небо освобождалось от тумана и периодически проглядывало солнце, но, как выяснилось, ненадолго.

Изображение

Еще, часа через полтора - два, мы снова сели перекусывать, уже более основательно. И вот в этом месте небо заволокло уже не туманом, а тучами и начался дождь. Сначала, мелкий и неуверенный, но, постепенно набирающий силу и мощь.

Изображение

Только мы успели собраться после перекуса, как он ливанул со всей силы. Срочно пришлось искать укрытие в скале. Мы сидели и смотрели, как льется с неба вода, как ручеек, текущий возле ног, постепенно, но неуклонно набирает и скорость и полноводность.

Изображение

Изображение

Я смотрел на цветущие рядом кустарники, и опять поймал себя на мысли, что я ни разу не почувствовал запах Рораймы. Цветов вокруг - много, травы – тоже, но нет запахов. Они отсутствуют. Я отчетливо помню густой запах российского луга, пряный запах непальских гор, тяжелый аромат африканской саванны, но запаха Рораймы – нет! Ни звуков, ни запахов! Странное место.
Ливень быстро закончился, перейдя в морось. Мы и так уже промокли до костей, поэтому, особо беспокоиться было не о чем, - мы двинулись в дальнейший путь. Опять посветлело, дождь прекратился совсем, но туман продолжал плотно стоять вокруг. И тут, Франк указал рукой на непонятные каменные фигуры.

Изображение

- Кролик, - сказал он, показывая на причудливое выветривание, которое, на мой взгляд, больше напоминало белку. Оно находилось на другой стороне узкой долины, больше похожей на неглубокий овраг. Мы подошли ближе к краю, и тут увидели нечто. На дне этого неглубокого оврага находилось озеро… точнее, круглый провал, метров десять-пятнадцать глубиной с красивыми стенами-столбами. На дне провала плескалась вода. Рорайма продолжала удивлять. Чем дальше, тем все удивительнее. Франк, посмеивался сквозь прищуренные глаза.

Изображение

- Фос Асул. Хотите вниз? – ехидно спросил он.
- Конечно, - бешено закивали мы головами с Вовчиком. Чехи отчужденно пожали плечами. Было видно, что Зденек сильно страдает ногами, и его заветное желание поскорее дойти до места.

Изображение

Изображение

Приняли решение, что Омар ведет нас с Вовчиком вниз купаться, а Зденек с Петрой и Франком идут дальше. Франк оценивающе посмотрел на нас с Вовчиком, потом на чехов, и сказал, что мы их скоро догоним.
Сверху озеро казалось совсем неприступным, только с одного края, где в озеро стекал с поверхности ручеек, мы думали, что можно спуститься, и уже приготовились к веревкам и беседкам, но Омар махнул рукой и скомандовал идти вперед. Мы прошли метров сто пятьдесят вверх по тропе, и полезли вверх(!!!) на скалу. Затем стали перепрыгивать с валуна на валун по самому верху, где-то пришлось спуститься только на руках, в одном месте, если бы Омар не показал, где можно ухватиться кукой за совершенно гладкий и мокрый камень, мы никогда бы сами и не нашли. Затем прыжок с полутораметровой высоты вниз и спуск по скользкой глинистой тропе. Когда мы уже спустились на уровень озера, камни сомкнулись над нашими головами, образовав туннель. Сверху сквозь маленькие отверстия пробивались лучики рассеянного света. Но это было удивительное место. Первое впечатление – каньон Антилопа, хотя я там никогда не был, и мог представлять его только по фоткам. Как красочно должно быть здесь, когда светит солнце и попадает своими лучиками прямо в эти отверстия.

Изображение

Омар провел нас к самой воде и показал, где можно раздеться и положить одежду. Там, наверху дождь снова усилился и превратился в ливень. Температура воздуха опустилась до двенадцати градусов. Температура воды не выше. Мы голыми проходим между сводчатыми колоннами по колено в воде. Когда до открытого верха остается совсем немного, дно постепенно понижается. На песчаном дне появляются крупные камни. Сейчас в мутной из-за дождя воде и темноте свода, их трудно разглядеть, но мы ощупываем их ногами, и боимся упасть – в руках у меня фотик, у Вовчика – видеокамера. Он чуть сзади и старается заснять погружение.
- Трам-тара-рам!!! – слышу я из-за спины, это у Вовчика отказала камера снимать в таких безобразных условиях.

Изображение

Я прицеливаюсь. Мой фотик тоже гаснет - сдох аккумулятор. Иду назад, туда, где одежда, там сумка, в которой есть еще пара запасных. Теперь у нас только один аппарат на двоих. И все-таки, мы сделали это! Мы нырнули в холодную воду озера и вынырнули под холодные струи дождя и водопада. Трудно описать состояние счастья, оно нахлынуло на нас и закружило в пьяном танце.
Уходить из воды под дождь не хотелось совершенно, как бы она ни была холодна, но под дождем, просто противно. Конечно, привыкаешь за несколько часов, но после того, как вспухнет кожа по всему телу, а не только на руках и ногах, хочется теплого и сухого места.
Когда выбрались из озера тем же путем на поверхность, дождь перешел в разряд умеренный, а туман облепил так плотно, как только возможно. Укрыться от воды в таких условиях не представлялось возможным. Видимость составляла несколько метров, и что творится за ее пределами, было непонятно. Со съемкой пришлось завязать. Накинув рюкзаки, мы припустили за чехами. Нагнали их очень быстро, почти перед самым Трипл пойнтом. Петра раскрыла зонтик и скакала как горная коза по мокрым камням. Зденек окончательно стер ноги в своих пляжных сандалях, и передвигался с трудом. Но, он, тем не менее, растягивал свои губы в улыбку, если на него кто-то начинал смотреть.

Изображение

От Трипл пойнта до отеля «Коати» дорога простая, по крайней мере, такое было впечатление. Может, просто уже хотелось дойти побыстрее и отдохнуть, поэтому мы пролетели этот отрезок минут за тридцать.

Изображение

Изображение

Вся поверхность перед отелем, насколько это было возможно видеть, затоплена дождем сантиметров на пять-десять. Франк весело посмотрел на нас, потом на перетекающие струи воды из одного озерка в другое и четко определил, что в том озере, которое выше – вода для питья и еды, а в том, которое ниже – мыться и стираться. Он еще не знал, сколько воды внутри отеля…

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 01.07.2010 15:44

Отель «Коати»

Изображение

Снаружи отель найти очень сложно. Какой-либо заметной тропинки невидно, может из-за слегка мутных потоков воды, а сам вход в отель плотно закрыт зарослями кустарников. Но Франк уверенно повел нас в самую гущу, где мы получили окончательную дозу душа, пролившегося с листьев деревьев. В принципе, все равно на нас не осталось ни единой сухой нитки. Вся надежда на то, что сухими вещи сохранились в рюкзаке.
Продравшись сквозь заросли и душ, мы вошли в странное место расходящихся галерей, с причудливыми колоннами и изогнутыми проходами. Центральный проход, самый широкий, заканчивался огромной вытянутой комнатой под открытым небом. На полу комнаты, переполняясь от непрекращающегося ливня, тёк ручеек, в настоящее время – маленькая речка. Берега и островки густо поросли разными растениями: от мхов до кустарников и небольших деревьев. К сожалению, почти везде розово-песчанный пол имеет небольшой наклон, поэтому выбор удобного места для палатки не очевиден.

Изображение

Изображение

Тем не менее, задача номер один была решена довольно быстро: мы расположились в центральной галерее, а чехи выбрали место слева под навесом на берегу ручья, чуть ближе, между ними и нами, в соседней «комнате» повесили свои гамаки Франк и Омар.

Изображение

Омар сразу кинулся кошеварить, а мы стали развешивать гирлянды из промокшей одежды, в надежде, что она сможет высохнуть под сводами отеля. Но строители отеля «Коати», чего-то там неправильно сделали, или сам проект был неверен, только водяная пыль, образовавшаяся от падения сверху о широкие листья тропических растений, о гладкую поверхность воды и замысловатую штукатурку стен, носилась по галереям на крыльях сквозняка, напитывая футболки, брюки и носки все новыми порциями воды. Если бы не водоотталкивающие свойства флиса, то наша сухая одежда превратилась бы в еще одну гирлянду для просушки.

Изображение

Изображение

Если с водой, падающей сверху, мы справились, то от липкого песка избавиться было невозможно. Намокшие песчинки прилипали ко всему, что к ним прикасалось: обувь пальцы, одежда, кофр с фотиком, штатив…

Изображение

Изображение

Изображение

За полчаса мы с Вовчиком облазили все галереи отеля, который имел еще пару выходов наружу, еще менее заметных, чем основной. Сказать, что красиво – нельзя. Завораживающе. Чувствуешь себя внутри античного мифа, если не сыном царя Миноса, то, по крайней мере, греческим героем.

Изображение

Изображение

Изображение

Зденек с Петрой завалились в палатку. Судя по всему, смена белья у них была, а вот с сухой одеждой - напряги. Они отогревались, как могли, тихо, по-чешски.
Холодные продолжительные водные процедуры привели организм в полусонное состояние. То есть мозг спать не хотел и искал приключения, а тело его мало слушалось и требовало удобного горизонтального положения. Оно говорило мозгу: «Посмотри вокруг, - идет ливень, чего ты хочешь, у тебя последние сухие вещи, выйдешь наружу и тут же промокнешь». – Мозг не соглашался: «Давай в восьмой раз обойдем все комнаты и галереи, может, найдем еще чего-нибудь поснимать интересного, для этого совершенно не обязательно выходить наружу». Короче, еще полчаса мы с Вовчиком потратили на то, чтобы обследовать все места, на которые могут посягнуть только крэйзи рашнс: забирались на все уступы, пролезали во все низкие гроты и комнаты. Франк с усмешкой наблюдал за нами, Омар готовил обед, а чехи затихарились в палатке.

Изображение

Наконец, еду, по мнению Омара, можно было подавать для потребления внутрь, и мы все, включая довольных, но дрожащих от холода Зденека и Петру собрались рядом с кухней. Я достал бутылку рома и разлил в шесть кружек половину того, что было, приберегая остатки для вечера. Глоток согревающего алкоголя развязал Франку язык, он стал словоохотлив и поведал нам свою историю.

Лирическое отступление. История жизни индейца Франка – беженца из Гайаны, рассказанная им самим, воспроизведенная мной по памяти, поэтому не претендующую на полную достоверность.

Наша деревня находилась недалеко от Рораймы. Я вырос в этих местах. Мой дед был шаман племени. Он мог вызывать дождь и ветер, лечить болезни и укусы ядовитых змей. У деда было десять детей. Мой отец - его сын, тоже был шаман, у него тоже было десять детей. К сожалению, я последний ребенок, самый младший. Старшие – все люди, как люди, как настоящие индейцы, стали шаманами, а меня отдали учиться. А зачем мне образование? Все мои старшие братья – уважаемые люди, у них много денег и свиней, и кур, и прочей живности. А у меня? Квартира в Сьюдад Боливаре, нестабильный заработок, две жены и десять детей. Я не умею разгонять дождь и устанавливать хорошую погоду. Но отцу нужно было, чтобы кто-нибудь из его детей получил образование, и этот кто-то оказался я. Меня заставили ходить в школу, где миссионер заставлял нас учить английский, если мы не знали какое-нибудь слово, он бил нас палкой. Было больно и приходилось учить, да еще потом и от отца доставалось за невыученные уроки… Потом был голод в Гайане и мы переселились в Венесуэлу. Здесь было хорошо. В супермаркетах много еды и товаров. В любой деревне… Не то, что сейчас. Когда пришел Чавес, все стало плохо. В деревнях перестали продавать еду. Ее можно купить только в городе. Запретили заниматься охотой возле Рораймы и сельским хозяйством. В Чавес-маркетах ничего нельзя купить. В стране такая коррупция и преступность! А все покрывает Чавес-полисиа и Чавес-милитари… Но в Гайане еще хуже. Британия про нее забыла. Продуктов нет. Плохо.

К вечеру дождь только усилился, мы уже начали беспокоиться, что потоки воды не смогут проходить в естественные стоки и подберутся к палатке. Температура упала, градусов до десяти. Когда пришло время ужина, и выползшие из палатки чехи выглядели такими измученными и продрогшими, что пришлось разлить остатки рома по кружкам. В неприкосновенном запасе оставалась только бутылочка перцовки – подарок для наших вертолетных путешественников, которые должны были прилететь по плану послезавтра.

Изображение

Ночь прошла под мягкие шлепки капель воды.
Утром вышли из палатки и первым делом направились к выходу, разведать обстановку. То, что дождь продолжался, это было и так ясно, но была надежда, что тучи развеются, и можно будет идти на La Proa. Но нас ждало сплошное разочарование: плотный туман только усугубил положение: мы остались обречены на еще один день сидения в отеле.

Изображение

Благодаря крыше отеля мы могли не только лежать в палатке, но и передвигаться, хоть и в ограниченном пространстве. Периодически, на несколько минут, можно было выходить наружу и смотреть на движущийся туман, на возникающие в нем очертания фигур, вылепленные из камней, на редкие, оттого и хорошо заметные яркие красные цветы бромелий, но спустя некоторое время дождь снова загонял нас обратно.

Изображение

Изображение

Изображение

Вдруг, спустя некоторое время после обеда, ближе часам к трем, небо внезапно очистилось, и прибежал взволнованный Франк, дескать, погода наладилась, пора уже и честь знать, то есть двигать на La Proa.

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 09.07.2010 20:30

На La Proa

Плато Рораймы пыхало влажностью под вечерними лучами солнца. Бесчисленные ручейки и речки носились по поверхности стремясь уйти вниз. Мы с Вовчиком по щиколотку в воде готовы были бежать на край света, который в этом месте назывался La Proa. Чехи, вдохновленные нашими рассказами, тоже были непротив, но, всему, мешали ноги Зденека, истертые в кровь. С каждым шагом они все больше отставали от нас, через каждые метров триста приходилось их поджидать. Франк пошел с нами, чуть быстрее, а Омар неторопливо со Зденеком и Петрой.

Изображение

Изображение

Изображение

И тут, сначала робко и сдержано, затем, все сильнее, по нашим плечам и головам забарабанил дождь. Просвет был, но он оказался столь кратким, что мы не успели пройти и пары километров. Поворачивать назад не стали. Просто, тупо стиснув зубы, пошли вперед. К сожалению, пришлось убрать камеру в сумку. Вовчик еще пытался что-то поснимать на видео, я же просто не стал рисковать.

Изображение

Изображение

Изображение

На пути встречались вздыбленные реки, которые приходилось переходить вброд. Опустился туман, и Рорайма приобрела уже знакомое нам таинственное очертание: видно метров двадцать – двадцать пять, не более, но зато какие таинственные силуэты она при этом вырисовывает!!!

Изображение

Изображение

Изображение

Мы шли вперед. Недалеко от озера Гладис есть огромная каменная монолитная поляна, окруженная с трех сторон огромными мощными столбами. На этом месте, знания Рораймы нашего портера Омара заканчивались, и мы остались поджидать его и чехов. Осматривать окрестности было гиблым делом, туман создал плотную завесу, и мы остались неподвижными изваяниями, смахивая холодные капли дождя с кончика носа и щек.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

На удивление, чехи подошли очень быстро, а мы пошли уже не по тропе, а свернули налево м полезли по мокрым каменным столбам. Лишайники скользили под ногами, но этот путь также был хожен до нас неоднократно, так, что можно было изредка заметить слабую розовую полоску на черном фоне. Когда мы залезли на верх и прошли по верхней террасе метров двести. Франк остановился и сказал, что вот под нами озеро Гладис. Мы посмотрели, но сначала ничего не увидели, кроме серо-белой однородной массы. Потом пройдя по краю, стали различать внизу очертания большой водной поверхности, с отмелями и растениями по берегам.
Ощущения, будто завис над пропастью на воздушном шаре. При полном отсутствии ветра, клочья тумана болтало над поверхностью воды. Сколько до ее поверхности? Пять? Десять метров? Пятьдесят? Определить трудно и невозможно. Огромные камни, на вершине которых стояли мы, не имели конца, он просто терялся в молоке.
Температура опустилась еще ниже, и стала подбираться к десяти градусам. Подошли чехи. Кожа Петры покрылась крупными мурашками. Думаю, что в этот момент мы выглядели не лучше. Создавалось впечатление, что лишь индейцы не мерзнут как цуцики. Даже дождь на них не действует, и мокрыми курицами оказывались все мы, а не они. Омар смотрелся с достоинством вождя, а у Франка взыграли родовые гены, казалось, что это он вызвал туман и дождь, которые его обходят стороной.
- Ну, что, идем на La Proa? – спросил этот хитрый лис.
До La Proa оставалось километр-полтора. Я знал, что дойти туда минут пятнадцать-двадцать, но что там делать? Чем La Proa сейчас отличалась от этого или любого другого места на Рорайме? Туман и дождь заставили спрятать фотик в кофр, глаза не видят ничего дальше пятнадцати метров. Часы показывают около пяти вечера – скоро стемнеет. Назад идти часа полтора– успеть бы до темноты. Фонарики есть у каждого, но помогут ли они в такой ситуации? Я знал, что Вовчик пойдет за мной, какое бы я решение не принял. По большому счету La Proa для него состоявшееся или нет приключение. Он и так уже получил от Рораймы уйму положительных эмоций. Чехи про Нос Корабля знали только из моих рассказов. Омар сюда еще вернется, и не раз. Франк уже был здесь неоднократно. Только для меня La Proa была главной целью этого путешествия. Все ждали только моего решения.
Петра хранила загадочное молчание и отошла к краю скалы, Зденек, стуча зубами, с надеждой заглядывал мне в лицо.
- Возвращаемся, - грустно отдаю команду.
И мы идем, почти бежим обратно. Кажется, что вода в речках прибыла еще, теперь они глубже.
Начало темнеть. Быстро, как и везде в тропиках. Но вот что удивительно, чем сильнее прибывала ночь, тем чище становилось небо. Сначала перестал дождь, потом развеялся туман. Когда до отеля Коати оставалось всего несколько сот метров, ночь поглотила нас целиком, выкатив целую россыпь бриллиантов по всему небосводу. Мы пришли в отель первыми и еще минут двадцать ждали чехов с Омаром. Когда же послышались их шаги у входа, мы уже переоделись в сухое и сидели с Франком на кухне. Еще не появившись из темноты, мы услышали голос Зденека, растягивающего, как пародия на эстонца, слова.
- Дима-а, от-кры-ва-ай свой водка-аа! Мы-ы все-е прод-рог-ли-и! – пропел он стуча зубами.
Из алкоголя у меня осталась только перцовка, которую я приготовил в качестве подарка. Осталось решить: наливать промерзшим товарищам или оставить на возможную завтрашнюю встречу? Решил разлить по пальцу в кружке – получилось примерно четверть бутылки. Подумал, что вертолетные товарищи не обидятся, а скорее одобрят мой поступок. Оставалась еще палка суджука, и мы ее тоже честно поделили на всех.

Изображение

Изображение

Перцовка согрела тела и объединила души. Мы собрались все на кухне и наблюдали за ювелирными действиями Омара, который чистил картошку и резал ее на дощечке на мелкие кубики размером пять на пять миллиметров. Делал он это не как кулинар, а как скульптор: долго и с любовью. Ужин мы дождались только через два часа, но зато это был ужин победителей, потому что Омар вылез из кожи вон, чтобы сделать для всех приятное. Пили много чая и какао. Много говорили о чем-то. Душевно провели вечер.
Потом уже в палатке я задал себе вопрос, а жалею ли я, собственно, что не попал сегодня на La Proa? Ответ был очевиден – НЕТ! Будет повод вернуться!

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 11.07.2010 14:34

Рорайминьо

Утро удалось. На небе ни облачка. И, хотя, не удалось заснять красивый восход, «отель Коати» находится в котловине, окруженной скалами, зато день обещал быть солнечным и радостным.

Изображение

У чехов, кроме кальсон ничего из сухих вещей не осталось, поэтому они тут же кинулись сушить одежду на разогревающихся камнях. Франк вышел из галерей отеля и сел на верхушке одного из камней, застыв в созерцании наступающего дня. Вода с поверхности уходила прямо на глазах. Там где были раньше камни залитые водой по щиколотку – возвышались подсыхающие гребни. Их основание тоже постепенно очищалось от воды. Рорайма умылась и предстала перед нами чистой и невинной. Тени от скал отеля становились все короче, и, наконец, выглянуло солнце.

Изображение

Омар кашеварил на кухне, что-то напевая на своем музыкальном птичьем наречии. Мы с Вовчиком бегали от кухни к солнышку, «кусочничая» горячий шоколад в кружечку. Одежда у нас уже была почти сухая, и мы были уверены на все сто, что к началу движения, она высохнет полностью.
Вдруг, Франк оторвался от своего созерцания, и сказал:
- А не сходить ли нам на Рорайминьо?
Что ж, еще одно приключение не помешает. Сейчас, когда я пишу эти строки, я понимаю, что, вполне можно было бы сбегать и на La Proa, но тогда, глядя на мучения Зденека с ногами, эта мысль даже не пришла в голову.
- Отличная идея, Франк, - сказал я, - далеко до нее отсюда?
- Да, тут, рядышком. Минут двадцать идти.
- Так чего же мы ждем?
- Как чего? Завтрака, конечно! – удивился Франк. Рорайминьо – Рорайминьей, а еда – по расписанию. – Надо собрать рюкзаки, и оставить их здесь на солнце, а самим сбегать на Рорайминьо.
Мы так и сделали. Отправились собирать рюкзаки. Пока сворачивали палатку, Вовчик вдруг выпрямился и стал прислушиваться к далеким механическим звукам.
- Друзья летят, - радостно сообщил он, - а перцовку-то мы почали…
Мы схватили российские флажки и выбежали на открытое место. Шум вертолета сначала приближался довольно бодро, но потом затих, так и не появившись из-за горизонта. Возможно, сделал посадку в более интересном месте, чем «отель Коати». Пришлось вернуться к рюкзакам. Но, когда наши рюкзаки уже были собраны и вытащены на солнцепек, шум мотора снова возник, и стал быстро приближаться. Наконец, вертолет показался из-за ближайшей гряды на северо-западе, и на небольшой скорости прошел над нами на высоте менее сотни метров. Не заметить нас было невозможно. Мы так прыгали, размахивая флажками, и орали, что вызвали веселый смех и Франка и чехов. Но, видимо, ребята, которые сидели в кабине вертолета, смотрели в другую сторону, и наших попыток они не заметили. Вертолет, также медленно, ушел в сторону La Proa. Мы несколько расстроились от такого невнимания, и пошли завтракать. За завтраком, Зденек подтрунивал, мол, не дал вчера перцовки до конца согреться, а друзья так и не приземлились. Не со зла он это говорил, так, чтобы поднять настроение. Ладно, думаю, отыграюсь я еще на тебе где-нибудь, Зденек.
До Рорайминьи идти минут двадцать с остановками. И, хотя дорога туда не слишком живописна - виды закрываются большими камнями, и солнце бьет слишком жестко, тем не менее, я часто сворачивал с тропы то вправо, то влево посмотреть очередной водопадик или красивый цветок.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Когда же мы вышли в короткое ущелье, заваленное валунами величиной с двухэтажный дом, и забрались на один из них, то от неожиданности чуть не упали вниз.

Изображение

Изображение

Мы оказались на краю плато Рораймы, впереди под нами, метрах в двухстах, насколько хватало глаз, плыло море белоснежных облаков, из которых черным островом выделялась Рорайминьо. Слева стена Рораймы закрыта скалой, а справа, чуть вдалеке из стены вылетал небольшой водопад. Мы еще не подошли близко к краю, но уже видели там одинокую удивленно-растерянную, но счастливую фигуру Франка.

Изображение

Изображение

Изображение

Это его состояние больше всего врезалось в память. На Рорайме, это был совершенно другой человек, отвлеченный от суеты, от необходимости зарабатывать деньги, от Чавеса, и прочей венесуэльской действительности. Его состояние молчаливо подхватывал Омар. Было видно, что им не просто хорошо здесь, а здесь они – дома, куда вернулись после длительного расставания.

Изображение

Изображение

Облака бурлили под нами. Изредка их языки затаскивало в наше ущелье, полностью скрывая видимость, но их быстро развеивало, и вновь мы плыли на таинственном летающем острове…

Изображение

Изображение

Время неслось незаметно. Сколько мы там пробыли? Час? Два? Франк со вздохом поднялся, и жестом показал, что пора в обратный путь.

Изображение

Изображение

Изображение

Свои рюкзаки мы нашли там где их и оставили. Но вещи чехов все еще были разложены на камнях для просушки, и пока они их собирали и укладывали, мы с Вовчиком полезли купаться. Ух! И холодная же вода для купания рядом с «отелем Коати».

Изображение

Может, это из-за жары, которая увеличивалась с каждым часом, может, другие причины, но нам показалось, что температура здесь не выше четырнадцати градусов, так, что мы смогли только окунуться, и тут же выскочить на берег. Осталось четыре-пять часов ходьбы и мы вернемся в «отель Сан-Франциско».

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 14.07.2010 18:34

В «Сан-Франциско» через Долину Кристаллов

Изображение

Обратная тропа пролегает сначала по тому же маршруту, но через метров восемьсот – километр, сворачивает налево и петляет по огромному бугристому монолиту.

Изображение

Изображение

Изображение

Франк не сказал нам, куда и как мы идем, он просто шел впереди, изредка поджидая нас, чтобы мы постоянно оставались в поле видимости. Пару раз мы останавливались, и Франк показывал нам белеющий справа вдалеке Трипл Пойнт, затем, примерно такое же сооружение – монумент Симону Боливару. Потом, тропа неожиданно пошла вниз в узкую долину, по песчаному ложу которой протекал узкий неглубокий ручеек.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Когда мы туда, наконец-то, добрались, Франк уже стоял там и явно нас поджидал, не скидывая рюкзак. Я уже хотел пройти дальше, поближе к тому месту, где ручей расширяется и его берега поросли растениями, но Франк неожиданно отступил, и на валуне за ним открылась огромная, величиной с голову, гроздь горного хрусталя. Таких размеров кристаллы в природе я видел впервые. А Франк стоял и посмеивался, гладя на мою и Вовчикову растерянность. Подошли Омар с чехами. Последние испытали аналогичный нашему шок. Мы скинули рюкзаки и принялись проводить кристальную фотосессию. Франк понял, что это надолго, и дал знак Омару готовить бутерброды для перекуса.

Изображение

Изображение

Изображение

Долина небольшая, узкая, но если присмотреться и поймать освещение, то очень живописная. Я бы с удовольствием завис бы здесь на денек, как минимум. Справа, по ходу движения – отвесные скалы длинной стеной, слева пологие округлые валуны. Розовый песок, прозрачные одиноко разбросанные кристаллы и зеленая растительность.

Изображение

Изображение

Изображение

Пока поглощали бутерброды и запивали ручьевой водой, Франк рассказывал, что лет двадцать назад, когда он только начал работать гидом на Рорайме, долина представляла собой обширную территорию, которая начиналась от спуска до горла – вытекания ручья из нее. Все было устлано гроздьями кристаллов, сейчас же это только жалкая толика былого богатства Рораймы – максимум метров десять. А крупных гроздьев и вовсе нет. После перекуса Франк спрятал кристаллы в, одному ему, известное место, чтобы показывать следующим туристам, и мы отправились в дальнейший путь.
Далее, до соединения с прошлым путем, дорога запомнилась только тремя моментами: первый, это, естественно, профиль Симона Боливара, который трудно угадать в причудливых выветриваниях черных камней, только богатое воображение революционно настроенных венесуэльцев способно разглядеть там своего кумира.

Изображение

Второе, - это неожиданно возникшие и тут же пропавшие следы на песке коати. Я не предполагал, что на Рорайме могут быть встречены крупные млекопитающие, однако, своим глазам я не поверить не мог. Третье, - одиноко стоящие десятиметровые валуны на абсолютно плоской поверхности. Откуда они там взялись, и куда подевались остальные камни – неизвестно.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Потом, когда тропы соединились, мы начали разглядывать то, что было от нас скрыто густым туманом два дня назад.

Изображение

Изображение

По пути встретился очень интересный ручей. На первый взгляд, ручей, как ручей, - ничего особенного. Течет, себе, по камням, - таких на Рорайме – уйма. Но не все так просто. Франк обратил наше внимание на тоненькую струйку воронки, которая уходила в расселину посередине спокойного течения. Для наглядности он бросил туда лепестки цветов, и мы заворожено смотрели, как они засасываются воронкой и утаскиваются внутрь каменного дна.

Изображение

В целом, обратный путь показался намного легче. Не надо было бороться с дождем и туманом. Горизонт просматривался во все стороны. Глаза отдыхали на каждом камешке и кустике. Даже Зденек, со своими стертыми ногами, не отставал, а иногда даже оказывался впереди нас, когда мы особенно долго задерживались возле чего-нибудь, чтобы найти интересный ракурс и пофотать. Особо, нас с Вовчиком никто не ждал, мы всегда догоняли основную группу.
Пройдя один и тот же путь в двух совершенно разных условиях видимости, видишь две абсолютно разные Рораймы: одна, - таинственная, туманная, с короткой перспективой, полная в воображении доисторических животных, назову ее Рораймой Конан Дойля; вторая, - просто красивая, удивительная, но предсказуемая, в том смысле, что предсказываешь свое удивление за каждым поворотом тропы, и ждешь новых открытий. Может, коряво выразился, но для понимания этого надо просто пройти в обоих погодных условиях.

Изображение

Опять, за весь переход мы не встретили ни одного человека на своем пути, казалось, что мы одни на всем плато. Поэтому, все легко согласились с предложением Франка, не заходя в «Сан-Франциско» подняться на вершину Рораймы, к тригопункту. Всем нам казалось, что раз никого не встретили на пути, значит отель будет свободным и мы без труда устроимся в нем, по праву хозяев. Мы побросали рюкзаки на тропе и стали подниматься на скалу. Снизу она кажется высокой, более ста метров, из-за почти полном отсутствии растительности на склоне со стороны тропы, но оказалось все гораздо проще: нужно подниматься не более шестидесяти метров по, довольно сносной тропе. Мы его преодолели за один переход, нигде не останавливаясь.

Изображение

Изображение

Изображение

На вершине нас ждала тишина. Никогда не думал, что тишина может быть разной, такой, что можно составлять каталог различных тишин. Например, на Рорайминьи тишина была жесткая, резала слух, здесь же она была мягкой, пушистой, уютной, домашней, что ли. Хотя вершина возле тригопункта плоская, в несколько десятков метров, особо далеко расходиться не хотелось. Все сгрудились на одном пятачке, рассевшись по соседним камням, и просто молча созерцали дорогу по которой пришли из «Отеля Коати», дорогу по которой поднялись на Рорайму, и по которой завтра будем спускаться вниз до Рио Кукенан.

Изображение

Изображение

Изображение

Одинокую церквушку на склоне между рио Кукенан и рио Тек, далекие Паратепуи, близкий Кукенан, и сад расходящихся тропок, именуемый Рорайма. Все было хорошо, кроме одного: завтра мы покидали это удивительное место, которое полюбили, с которым нам было хорошо, несмотря на дожди.

Аватара пользователя
Dmitry
Ёжик-искуcствовед
Сообщения: 3856
Зарегистрирован: 18.11.2007 13:18
Откуда: Кемерово
Контактная информация:

Сообщение Dmitry » 28.07.2010 22:05

«Сан-Франциско» и окрестности

Изображение

Мы пришли в отель уже часа в четыре вечера. На небе легкие кучевые облачка, за которые иногда пряталось солнце, но в целом это был очень романтичный вечер: теплый, с мягким освещением, и вокруг, кроме нас шестерых – никого. Быстро поставили лагерь, переоделись и решили сходить в Джакузи – смыть с тела дневной переход.

Изображение

Мы с Вовчиком уже знали дорогу и взялись показывать ее чехам, а Франк с Омаром немного замешкались и сказали, что догонят нас.
Тропа широкая, нахоженная из многих отелей, самое главное, не свернуть с нее в какой-нибудь из этих самых отельчиков. Первая половина пути прошла на одном дыхании, зато начало второй немного испортил неприятный случай: я, с дуру, пошел в легких сандалях, - а чего там, - дорога знакома, тропа широка, путь короток и легок. А Рорайма жаждала крови. Вот и поплатился за свою беспечность. На абсолютно ровном участке, на розовом песочке, на шаговом взмахе срезал полмизинца о кристалл хрусталя. Ровно так, как скальпелем. Сандаль тут же стал красно-коричневым. Особой боли не было, было неприятно, да и аптечки с собой не было – осталась в отеле. В общем, слегка прихрамывая, стараясь не задействовать раненый мизинец с ошметком кожи, мы доковыляли до Джакузи. Там уже толпился народ и негромко между собой переговаривался на английском языке. Мы с Вовчиком пошли первыми, - чехи немного поотстали, но не теряли нас из виду, - поздоровались, и попытались не привлекать к себе лишнего внимания видом кровищи. Кровотечение почти прекратилось. Я кинул сандали в ручей, вытекающий из Джакузи, чтобы отмокали и их можно было бы отмыть от запекшейся крови. Зашли за камень и приготовились погружаться. Подошедший Омар скинул с себя футболку с кроссовками и булькнул в чашу. Я немного посидел на краю и последовал за ним. Вовчик, так проникся идеей безлюдья на Рорайме, что еще в отеле решил плавать нагишом. Такой поворот событий с кучей тусующегося народа, его не то что бы смутил – не из того теста сделаны суровые сибирские мужики, - но поставил в проблему выбора: пугать всех молодых красавиц своими отнюдь не апполоновскими формами, или скромно понаблюдать за окружающими с высоты прибрежных камней. В конце концов, он решил не раздражать общественность, а тихо посмеивался, глядя сверху на происходящие события.

Изображение

Чехи спустились пониже и занырнули в, совсем уже, мелкие лужицы.
После того, как мы вылезли из чаш и переговаривались между собой, тусня прислушалась к нашему произношению и поинтересовалась, откуда мы.
- Да, из Сибири, собственно.
- О, как! А я из Польши, - ответила самая молодая девушка.
- Я из Словакии, - со смехом сказал парень, выглядевший, как нечто среднее между Бобом Марли и дядей Сэмом.
- Мы из Словении, - подняли руки девушка с парнем.
- Вот это да! Настоящий славянский базар! – удивился я.
- Не совсем так, - отозвалась последняя не представившаяся женщина лет тридцати-тридцати пяти. – Я единственная не славянка! Но у меня славянское имя – Ольга. Я из Испании, - и громко засмеялась.
То есть, вместе с нашими чехами, нас на вершине Рораймы в богом забытой Венесуэле было, аж, восемь человек, плюс одна испанка, но почти славянка, по крайней мере – примазывается. Как будто братья славяне другого места не нашли, чтобы поговорить друг с другом по-английски.
После купания я налил немного перцовки себе и Омару, чтобы согреться. Оставалось совсем чуть-чуть - на пару пальцев бутылке. Я строго предупредил Франка и Вовчика, что перцовка только для согрева, т.е. тем, кто купался. Они улыбались но не возражали.
- А что это у вас в бутылке? - поинтересовалась полячка.
- Водка с чили, - ответил я, - Хочешь попробовать?
- Конечно хочу, улыбнулась она.
Остатки бутылки быстро разошлись между братьями и сестрами, но у нас это был последний день на горе, поэтому было ничуть не жалко.

Изображение

В отеле, я, наконец-то, осмотрел и залепил рану пластырем. Ничего опасного. Срезалось миллиметра три кожи в глубину, размером с рублевую монету. Так и болтался этот «рублик» из стороны в сторону на небольшой перемычке, которую я не решился отрезать в полевых условиях. В любое другое время подобное происшествие, я бы и не заметил, а тут, несколько иная ситуация. Завтра полуторакилометровый спуск до рио Кукенан, а его придется делать – хочешь-нехочешь – носком вниз, и рана будет постоянно тереться о внутреннюю часть ботинка, а на следующий день идти по жаре еще пятнадцать километров. Засада. Я просто не знал, как поведет себя в таких условиях нога, и что от нее ожидать. К чему я все это рассказываю. Да, все к тому, что не надо забывать об осторожности и не расслабляться в горах. Даже секундная неосторожность или невнимательность может привести к неприятным последствиям.
Утром я решил встать с тем расчетом, чтобы поснимать рассвет. Благо, никуда далеко ходить не надо, думал я. Восток как раз напротив входа в отель. Нужно просто вынести фотик на штативе и снять, как солнце появляется из-за горизонта. Я не учел одного – Рорайма хитра. Ласкова, но хитра. Мы находимся на плато, примерно на полтора-два километра выше основного в этом месте уровня поверхности, и стоим не на краю, а скорее, ближе к центру.

Изображение

Соответственно, восход можно увидеть только косвенно, по отраженным лучам. Вдобавок, утреннее небо заволокло плотной дымкой и слоистыми облачками. В общем, с этой точки, восход – никакой.
Затем, оставив Омара готовить завтрак, мы отправились осматривать еще неосмотренные достопримечательности этой части Рораймы. Сначала тропа привела нас, опять-таки, к Джакузи, потом, витиеватым узором проползла вдоль вытекающего ручья, и совсем быстро мы подошли к огромному камню на краю плато.

Изображение

Изображение

Изображение

Камень, как бы, возлежал на двух других, образовывая прямоугольное окно с видом в бездну. Справа находится небольшая расселина и чуть дальше, далеко выдающийся вперед огромный камень-скала с плоской вершиной и округлыми боками. Нас не столько потрясло и запомнилось место с дыркой в камнях, именуемое здесь «Windows» (не иначе, как без спонсорства Билла Гейтса не обошлось), сколько этот мыс.

Изображение

Вовчик сразу побежал туда, чтобы я его сфотал. Он смело сел на поверхность скалы и пододвинулся так, будто ноги свешивались в пропасть. Жуткое зрелище со стороны. Стало страшно: одно неверное движение, и лететь Вовчику ака птица, а у меня телевик в рюкзаке. Я ему машу руками, что, дескать, хватит, сиди там, и так хорошо, а он все ползет ближе к краю, вообразив себя человеком-пауком.

Изображение

Потом, спокойно так поднимается и бежит в мою сторону с горящими глазами, иди, говорит, там так классно! Я оставляю ему фотик и иду на мыс. Реально, если бы я это не видел со стороны, то мне было бы менее страшно. А с этого места выглядит все буднично и обычно. Скала как огромный мячик полого уходит вниз. Сидишь на этом мячике совершенно ненапряжно, скорее расслаблено. Нет никаких скоб или веревок, все просто и естественно. Напротив, в полукилометре, на одном с нами уровне – Кукенан. Бесчисленные водопады струятся с его отвесных стен, внизу бескрайнее зеленое море джунглей. Солнце находится за спиной, глаза приятно отдыхают и наслаждаются видами.

Изображение

Франк, скромно занял позицию на соседнем выступе. Он старался никому не мешать, стать незаметным. Но выбрал он опять-таки самую верную точку, как и вчера, на вершине.

Изображение

Изображение

Спустя какое-то время, все подтянулись к нему, как будто он был центром Вселенной и тянул нас как магнит. Но, все же, я думаю, что центром был не Франк, а само место, где отсутствовала суета и спешка, где не было звуков и ветра, где, казалось, весь мир лежит у твоих ног, но только здесь начинаешь понимать, что человеческая жизнь хрупка и безвозвратна, а Рорайма все переживет: и меня, и Франка, и Вовчика, потому, что она мудрее и спокойнее нас.

Изображение

Изображение

Изображение

Ответить

Вернуться в «ЗОЛОТОЙ ФОНД»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя